Микроэлемент: НМЦ Микроэлемент

Содержание

Микроэлементы — ФГБУ «НМИЦ ТПМ» Минздрава России

Сегодня расскажем о микроэлементах :

— Железо является незаменимым компонентом гемоглобина – пигмента эритроцитов, переносящего кислород от легких к тканям. Также железо входит в состав ферментов, обеспечивающих клеточное дыхание. Дефицит железа проявляется анемией, а также шелушением кожи, расслоением ногтей, появлением трещин на губах, ломкостью волос. Чаще всего от недостатка железа страдают дети и женщины детородного возраста. Железом богаты яблоки, гранаты, мясо, печень. Из мяса железо усваивается на 20%, из рыбы — 11%, растительных продуктов — 5%.

— С помощью меди происходит активация тканевых ферментов, которые участвуют в дыхании клеток. С помощью меди происходит перенос железа в костный мозг и созревание эритроцитов. Дефицит меди приводит к нарушению развития костной и соединительной ткани, также задерживается умственное развитие детей, увеличиваются печень и селезенка, развивается анемия. Источники меди: хлеб и мучные продукты, чай, кофе, фрукты и грибы.

— Основная роль йода в организме человека заключается в том, что йод является активной частью гормонов щитовидной железы, которые регулируют энергетические процессы организма. При недостатке йода возникает тяжелое заболевание – гипотиреоз. Основным источником йода для человека являются молоко, мясо, свежие овощи, рыба и морские продукты. Дефицит йода возникает в основном из-за неправильного питания.

— Фтор полезен для организма только в небольших количествах. При низких концентрациях фтор стимулирует развитие и рост зубов, костной ткани, образование клеток крови, повышение иммунитета. Недостаток фтора повышает риск заболевания кариесом (особенно у детей) и негативно сказывается на иммунитете. Основные источники фтора: свежие овощи, молоко, питьевая вода.

— При дефиците селена в рационе питания в организме могут возникать снижение иммунитета, повышение склонности к воспалительным процессам, снижение функции печени, болезни кожи и волос, репродуктивная недостаточность. Недостаток селена ускоряет развитие атеросклероза и ишемической болезни сердца.

Микроэлементы. Общая информация

Химические элементы в свободном состоянии и в виде множества химических соединений входят в состав всех клеток и тканей человеческого организма. Они являются строительным материалом, важнейшими катализаторами различных биохимических реакций, непременными и незаменимыми участниками процессов роста и развития организма, обмена веществ, адаптации к меняющимся условиям окружающей среды.

Физиологическое действие различных элементов зависит от их дозы. Поэтому токсичные элементы (мышьяк, ртуть, сурьма, кадмий и др.) при низких концентрациях могут действовать на организм как лекарство (оказывая тем самым саногенетическое воздействие), тогда как натрий, калий, кальций, железо, магний и ряд других элементов в высоких концентрациях могут обладать выраженным токсическим эффектом.

Для осуществления жизненно важных функций у каждого элемента существует оптимальный диапазон концентраций. При дефиците или избыточном накоплении элементов в организме могут происходить серьезные изменения, обуславливающие нарушение активности прямо или косвенно зависящих от них ферментов.

В организме химические элементы находятся преимущественно в виде соединений, избыточное образование или распад которых может приводить к нарушению так называемого металло-лигандного гомеостаза, а в дальнейшем и к развитию патологических изменений. Элементы – металлы и лиганды (например, глутаминовая, аспарагиновая, липоевая, аскорбиновая кислоты) могут выступать в качестве активаторов или ингибиторов различных ферментов, что обусловливает их существенную роль в развитии и терапии различных заболеваний.

Для систематизации сведений о содержании и физиологической роли химических элементов в организме в последние десятилетия был предложен ряд классификаций. Не рассматривая их подробно, остановимся лишь на некоторых принципиальных моментах.

Один из принципов классификации – разделение химических элементов на группы, в зависимости от уровня их содержания в организме человека.

Первую группу такой классификации составляют «макроэлементы», концентрация которых в организме превышает 0,01%. К ним относятся O, C, H, N, Ca, P, K, Na, S, Cl, Mg. В абсолютных значениях (из расчета на среднюю массу тела человека в 70 кг), величины содержания этих элементов колеблются в пределах от сорока с лиш ним кг (кислород) до нескольких г (магний). Некоторые элементы этой группы называют «органогенами» (O, H, С, N, P, S) в связи с их ведущей ролью в формировании структуры тканей и органов.

Вторую группу составляют «микроэлементы» (концентрация от 0,00001% до 0,01%). В эту группу входят: Fe, Zn, F, Sr, Mo, Cu, Br, Si, Cs, I, Mn, Al, Pb, Cd, B, Rb. Эти элементы содержатся в организме в концентрациях от сотен мг до нескольких г. Однако, несмотря на малое содержание, микроэлементы не случайные ингредиенты биосубстратов живого организма, а компоненты сложной физиологической системы, участвующей в регулировании жизненных функций организма на всех этапах его развития.

В третью группу включены «ультрамикроэлементы», концентрация которых ниже 0,000001%. Это Se, Co, V, Cr, As, Ni, Li, Ba, Ti, Ag, Sn, Be, Ga, Ge, Hg, Sc, Zr, Bi, Sb, U, Th, Rh. Содержание этих элементов в теле человека измеряется в мг и мкг. На данный момент установлено важнейшее значение для организма многих элементов из этой группы, таких как, селен, кобальт, хром и др.

В основе другой классификации лежат представления о физиологической роли химических элементов в организме. Согласно такой классификации макроэлементы, составляющие основную массу клеток и тканей, являются “структурными” элементами. К "эссенциальным" (жизненно-необходимым) микроэлементам относят Fe, I, Cu, Zn, Co, Cr, Mo, Se, Mn, к “условно-эссенциальным” – As, B, Br, F, Li, Ni, Si, V. Жизненная необходимость или эссенциальность (от англ. essential – “необходимый”), является важнейшим для жизнедеятельности живых организмов свойством химических элементов. Химический элемент считается эссенциальным, если при его отсутствии или недостаточном поступлении в организм нарушается нормальная жизнедеятельность, прекращается развитие, становится невозможной репродукция.

Восполнение недостающего количества такого элемента устраняет клинические проявления его дефицита и возвращает организму жизнеспособность.

К “токсичным” элементам отнесены Al, Cd, Pb, Hg, Be, Ba, Bi, Tl, к “потенциально-токсичным” – Ag, Au, In, Ge, Rb, Ti, Te, U, W, Sn, Zr и др. Результатом воздействия этих элементов на организм является развитие синдромов интоксикаций (токсикопатий).

Оценка элементного статуса человека является основным вопросом определения влияния на здоровье человека дефицита, избытка или нарушения тканевого перераспределения макро- и микроэлементов. Определение элементного состава биосред используется:

  • при мониторинге состояния здоровья, оценке уровня работоспособности и эффективности лечения;
  • при формировании групп риска по гипо- и гиперэлементозам;
  • при подборе рациональной диеты как здоровому, так и больному человеку;
  • в скрининг-диагностических исследованиях больших групп населения;
  • при картировании территорий по нозологическим и системным формам патологии у детей и других возрастных групп населения;
  • при оценке взаимозависимости многосторонних связей цепи “человек–среда обитания”;
  • при составлении карт экологического природного и техногенного неблагополучия регионов;
  • при изучении воздействия на организм вредных привычек;
  • экспертно-криминалистических исследованиях (идентификация личности в судебной медицине, метод выбора в подтверждение исследований по молекуле ДНК и генному коду).

Методы определения микроэлементов в биосубстратах Масс-спектрометрия с индуктивно связанной аргоновой плазмой (ИСП-МС), атомно-абсорбционная спектрофотометрия с электротермической атомизацией (ААС-ЭТА).

Условия взятия и хранения материала для исследования

Взятие и подготовка крови для получения плазмы и сыворотки проводится по общепринятым методикам. Если при заборе проб используют перчатки, то они должны быть не опудренные и не содержать латекса (напр., нитриловые). Кровь может быть получена из локтевой вены или из пальцев рук (капиллярная). Объем отобранной крови должен составлять не менее 1 мл. Образцы сыворотки или плазмы крови хранятся в обычном холодильнике до 3–5 сут (от 0 до 4 °С) либо замораживаются (до -18 °С), либо лиофилизуются, или высушиваются в сушильном шкафу (для длительного хранения). Для длительного хранения образцы помещаются в одноразовые полипропиленовые пробирки с герметичными крышками.

Взятие биологических образцов крови и мочи проводят в соответствии с МУК 4.1.1482-08, МУК 4.1.1483-08.

Микроэлементы

Минеральные вещества входят в состав тканей организма человека, ферментов, гормонов. Они поступают в организм человека с пищевыми продуктами и водой. Химические элементы, встречающиеся в организме в очень малых концентрациях, называются микроэлементами.

К микроэлементам, необходимым для нормальной жизнедеятельности нашего организма, относятся железо, медь, селен, йод, хром, цинк, фтор, марганец, кобальт, молибден, кремний, бром, ванадий, бор.

Железо. В организме здорового взрослого мужчины содержится около 4 г железа, женщины - 2,8 г.  Большая часть железа (примерно 75 %) находится в гемоглобине эритроцитов, также железо входит в состав миоглобина, некоторых ферментов. Оставшиеся 25% железа накапливаются в ретикулоэндотелиальной системе в печени, селезенке и костном мозге. Железо в пищевых продуктах присутствует в виде гемового железа, которое содержится в продуктах животного происхождения (красное мясо и субпродукты (печень, сердце)), и негемового железа, присутствующего в растительных продуктах (зародыши пшеницы, яичные желтки,  бобовые, сухофрукты (например, финики) и зеленые овощи). Рекомендуемая норма суточного потребления железа – 14 мг.

Медь. Содержание меди в организма взрослого человек составляет  70–120 мг, причем примерно треть меди равномерно распределяется между печенью и мозгом, треть находится в мышцах, а остальная часть распределяется в другие ткани. Количество меди в продуктах растительного происхождения варьируется в зависимости от почвы, на которой они выращены. Богаты медью зеленые листовые овощи, бобовые, цельное зерно и миндаль, изюм и другие сухофрукты, мясо (особенно печень), морепродукты (моллюски).

Цинк.  В организме взрослого человека содержится около 2–2,5 г цинка, причем около 70% содержится в костях. У новорожденного содержание цинка достигает 140 мг. Высокое содержание цинка также в тканях глаза, семенных пузырьках, придатках, предстательной железе и сперме. Цинк содержится в белках и металлоферментах во всех фракциях крови. Хорошими источниками цинка являются мясо, птица, яйца и морепродукты (особенно устрицы), зерновые и бобовые (однако из-за присутствия фитиновой кислоты в этих продуктах цинк менее доступен, чем содержащийся в продуктах животного происхождения). Рекомендуемая норма суточного потребления цинка – 15 мг.

Кобальт в основном содержится в печени, почках и костях. В организме кобальт используется в качестве компонента витамина В12. Кобальтом чрезвычайно богаты морепродукты, гречка, овощи (капуста, салат, шпинат, зелень свеклы и кресс-салат). Среднее потребление кобальта у человека составляет около 0,3 мг/день. Он хорошо всасывается, но большая часть его (около 0,26 мг/день) выделяется с мочой.

Молибден встречается во всех тканях и жидкостях организма. Организм взрослого человека содержит около 9 мг молибдена, преимущественно в печени, почках, надпочечниках и костях. Молибден входит в состав различных ферментов, а также препятствует развитию кариеса. Богаты молибденом молочные продукты, бобовые, субпродукты (печень, почки), зерновые продукты и некоторые зеленые листовые овощи.

Селен встречается во всех клетках и тканях организма в концентрациях. Наиболее высокие концентрации селена в организме – в печени и почках. В среднем содержание селена у взрослого составляет около 15 мг. Селен влияет на метаболизм и токсичность некоторых лекарств и химикатов, токсичность некоторых соединений усиливается при дефиците селена. Уровень селена в продуктах растительного происхождения зависит от его концентрации в почве. Богаты селеном зерновые и злаковые, субпродукты (печень и почки), рыба (тунец), моллюски. Рекомендуемая норма суточного потребления селена – 0,07 мг.

Марганец. В организме взрослого человека содержится около 12–20 мг марганца. Самая высокая концентрация марганца - в костях, печени и гипофизе. Концентрация марганца выше в тканях, богатых митохондриями, потому что марганец сконцентрирован в митохондриях. Марганец является кофактором для различных ферментов организма, а также он необходим для нормального развития скелета и соединительной ткани. Источники марганца:  зерно, крупы, фрукты, овощи и чай.

Йод. В организме взрослого человека общее количество йода составляет 20–50 мг и распределяется следующим образом: мышцы - 10%; кожа - 10%; скелет - 7%; щитовидная железа - 20%; оставшиеся 13% распределены в других эндокринных органах и центральной нервной системе. Йод является неотъемлемым компонентом гормонов щитовидной железы, которые играют важную роль в регулировании основного метаболизма взрослого человека, а также роста и развития ребенка. Источниками йода являются морепродукты, молочные продукты, мясо и яйца, овощи, фрукты и злаки, выращенные на богатых йодом почвах. Рекомендуемая норма суточного потребления йода – 150 мкг.

Хром распределен по всему организму человека. Общее содержание этого минерала в организме взрослого человека в возрасте 30 лет оценивается в 6–10 мг. Основная роль хрома заключается в поддержании нормальной толерантности к глюкозе, а также он играет роль в метаболизме липопротеинов. Лучшие пищевые источники хрома – это пивные дрожжи, некоторые специи (например, черный перец), моллюски (особенно устрицы), яйца, мясные продукты, сыры, цельное зерно и нерафинированный коричневый сахар

Фтор. В среднем в организме взрослого человека содержится менее 1 г фтора, и примерно 99% из этого количества - в костях и зубах. Фтор оказывает положительное влияние на здоровье скелета и зубов. Источниками фтора могут быть овощи, мясо, крупы,  фрукты, морепродукты, чай (в средней чашке чая содержится 0,1 мг фтора).

Кремний присутствует во всех клетках организма, более высокие его концентрации обнаруживаются в аорте, трахее, сухожилиях, костях, коже и ее придатках. Кремний необходим для кальцификации, роста и образования мукополисахаридов в качестве сшивающего агента. Кремнием богаты ячмень и овес.

Бор является составной частью тканей животных и людей, которые потребляют растения. В организме взрослого человека присутствует примерно 48 мг бора. Бор может предотвратить или замедлить остеопороз у женщин старше 40 лет, поддерживая относительно высокий уровень эстрогена в сыворотке.  Бором богаты продукты растительного происхождения, особенно фрукты, листовые овощи, орехи и бобовые. Вино, сидр и пиво также имеют высокое содержание бора.

Ванадий. В организме взрослого человека содержится около 25 мг ванадия, большая его присутствует в жировых тканях, сыворотке крови, а также в костях и зубах. Продукты, богатые ванадием: моллюски, грибы, семена укропа, черный перец и петрушка. Ванадий может влиять на обмен йода и функцию щитовидной железы.

Бром.  Бром необходим для нормализации состояния нервной системы человека. Наибольшие его концентрации определяются в щитовидной железе, почках и гипофизеНаиболее богаты бромом бобовые – фасоль, чечевица, горох.

Источники:

1. Т.Л. Пилат, А.А. Иванов «Биологически активные добавки к пище (теория, производство, применение)», М.: Авваллон, 2002. - с. 131-146

2. МР 2.3.1.2432-08 «Нормы физиологических потребностей
в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации», М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2009. – с. 21-23

3. ТР ТС 022/2011 Технический регламент Таможенного союза «Пищевая продукция в части ее маркировки» (с изменениями на 14 сентября 2018 года)

          4. Vishwanath Sardesai «Introduction to Clinical Nutrition», NY.: CRC Press Taylor and Francis Group LLC, 2012. – c. 102-128

 

 

Минеральные вещества. Микроэлементы и макроэлементы

Минеральные вещества, как и витамины, являются незаменимыми питательными веществами и, хотя они и не являются источником энергии, должны поступать в организм с пищей и водой в определенных количествах.  

Минеральные компоненты непосредственно задействованы во всех, без исключения, биохимических течениях в органах, воздействуя на формирование и рост, на функции оплодотворения, дыхания, гемопоэз.

Минеральные вещества подразделяются на две группы: макро- и микроэлементы. Их отличие состоит в том, что потребность человека в макроэлементах составляет от нескольких граммов до несколько миллиграммов в день, а в микроэлементах - в десятки раз меньше.

К макроэлементам относятся кальций, фосфор, магний, калий, натрий, хлор и сера, к микроэлементам - железо, медь, цинк, йод, фтор, марганец и др.

Источником большинства минеральных веществ является пища, и только хлорид натрия вводится в рацион дополнительно в химически чистом виде (поваренная соль). Разнообразное питание с использованием в достаточном количестве всех групп продуктов питания позволяет полностью обеспечить организм минеральными веществами. Для полноценной и правильной работы организма необходимо поддерживать сбалансированное их количество.

Последствия дефицита минеральных веществ.

При недостаточном получении микроэлементов и макроэлементов с едой, органы и системы останавливается в формировании и развитии, расстраивается обмен веществ, ход деления клеток и трансляции генетической информации. Нехватка или излишнее получение микро — и макроэлементов, неизменно приведет к формированию аномальных трансформаций и, вполне возможно, к появлению специфических болезней - микроэлементозы. Это название связывает заболевания и симптомы, определенные недостатком, излишком или нарушением баланса микроэлементов. Несоответствующее получение микроэлементов является источником (исходя из уровня недостатка или избытка) к физиологическим трансформациям в рамках обычной регуляции, либо к существенным сбоям метаболизма, либо к появлению специфических недугов. Необходимо иметь информацию об основных минеральных веществах, о продуктах, в которых они наличествуют, об их численном содержании. Также нужно знать, какие негативные последствия несет для здоровья дефицит того или другого вещества.

Кальций - центральная составляющая в строении зубов и костной ткани. Данный макроэлемент обладает способностью координировать нервную и мышечную работу, факторы сужения и расширения сосудов, секрецию эндокринных желез, течение гемостаза.

Магний - редкостный элемент, являющийся необходимым соучастником обменной деятельности в организме. Кроме всего прочего, макроэлемент крайне важен для взаимодействия работы мышц, трансляции нервных импульсов и упорядочивании ритма сердца.

Селен - элемент, находящийся в белках, которые производят энзимы для предохранения клеток от разрушительного влияния свободных радикалов. Недостаток данного полезного микроэлемента ухудшает деятельность работы сердца, снижает иммунитет, расстраивает процесс функционирования щитовидной железы.

Цинк - незаменимый микроэлемент для правильной работы иммунной системы. Необходимое присутствие цинка в организме форсирует действие расщепления углеводов, помогает быстрому затягиванию повреждений на теле.

Йод - стержневой микроэлемент для гормонов щитовидной железы - трийодтиронина и тироксина. Только эти вещества помогают регуляции обменных функций, упорядочивают функции роста, поддерживают деятельность репродуктивной сферы.

Медь - центральная составляющая ферментов, нужных и важных для реализации функций ЦНС, урегулированию хода производства энергии и прочих процессов, для создания соединительной ткани, и выработки меланина.

Железо - база биологической структуры - гем. Он - соучастник в течение кислородного обмена и разрушении токсических элементов. Железо включено в содержание гемоглобина - белка, из которого состоят эритроциты. Без присутствия этого полезного микроэлемента дыхательная деятельность на клеточном уровне была бы невозможна.

Хром - микроэлемент увеличивает влияние инсулина и способствует толерантности к глюкозе. Признаки недостатка хрома выражаются в снижении терпимости систем к глюкозе, невропатии.

Марганец - нужен для здорового состояния костного каркаса человека, артерий, для лучшего лечения тканей организма и выработки коллагена. Марганец находится в содержании энзимов, задействованных в обменных течениях и оберегает нас от влияния свободных радикалов.

Для оптимального обеспечения здорового человека всеми необходимыми минеральными веществами необходимо разнообразно и полноценно питаться, включая все группы продуктов в свой рацион или дополнять его приемом биологически-активных добавок (после консультации со специалистом).

 

Магний и стрессоустойчивость » Медвестник

Суточная потребность магния для мужчин составляет 350–400 мг, для женщин – 280–300 мг. Учитывая, что этот микроэлемент в организме не вырабатывается, вся доза должна поступать с пищей.

После кислорода, воды и пищи магний, возможно, является самым необходимым элементом для нашего организма. Его часто называют главным минералом жизни. У растений этот важный микроэлемент образует центр молекулы хлорофилла – пигмента, окутывающего нашу планету в зеленый цвет. У человека магний – это своего рода «центр управления» возбудимости и проводимости нервной ткани, он участвует в синтезе большинства известных на сегодняшний день нейропептидов в головном мозге. Этот микроэлемент нужен не только мышцам и нервам. Без него не могут нормально протекать практически все биохимические процессы. У магния множество точек приложения в организме, но одна из главных – участие в защите нервной системы от разрушительных стрессов.

Специалисты всего мира призывают более серьезно относиться к стрессу. Он может послужить причиной развития серьезных заболеваний, таких как бронхиальная астма, гипертония, инфаркт миокарда, язва желудка и др. Нервное истощение негативно влияет на костную, мышечную и соединительную ткани в организме, а также на работу гормональной и иммунной систем. Таким образом, человек, испытывающий длительный стресс, становится незащищенным перед различными инфекциями и вирусами. Для эффективной борьбы со стрессами в первую очередь организму необходим магний.

Симптомы стресса и недостаточность магния

Даже небольшой дефицит магния может приводить к различным изменениям в состоянии здоровья. Человек не справляется с предъявляемыми ему нагрузками, снижается его стрессоустойчивость. На этом фоне развиваются тревога и депрессия, «скачет» артериальное давление и пульс, развиваются тахикардия, головокружение, предобморочные и обморочные состояния. Проблемы с засыпанием или бессонница, разбитость по утрам, повышенная утомляемость – обычные спутники дефицита магния.

Также могут возникать дыхательные нарушения по типу затруднения дыхания, или ощущения «кома» в горле, нарушения потоотделения и терморегуляции, волны жара или холода, желудочно-кишечный дискомфорт. Очень часто могут возникать боли разной локализации, например, головные боли, боли в области левой половины грудной клетки, в животе или их сочетания.

У женщин с дефицитом магния может отмечаться предменструальный синдром: подавленность, плаксивость и нервозность, боль внизу живота, ощущение тяжести и напряженности в груди. Важно помнить, что в тех случаях, когда человек пребывает в тревожном состоянии, часто и по любому поводу раздражается, магний, содержащийся в организме, «сгорает» – выводится из организма. Исследования показывают, что в крови уставших людей уровень магния может быть ниже нормы. Причем в стрессовом состоянии многие люди в надежде успокоиться и расслабиться начинают курить, злоупотреблять алкоголем, наркотиками. А это приводит к еще более выраженным потерям магния. И при этом стресс только усиливается.

Причины дефицита магния в организме

Дефицит магния чаще возникает в условиях повышенного его выведения. Это, как правило, ситуации стресса, связанные с повышенной психической или физической нагрузкой, когда организму предъявляются повышенные требования. Однако не все люди одинаково адекватно могут реагировать на изменяющиеся условия своего существования. Дефицит Mg может возникнуть и в результате недостаточного поступления элемента с пищей и водой.

В группу риска по дефициту магния входят разные категории населения. И это не только руководители, менеджеры, учителя, врачи, спортсмены, военнослужащие, спасатели, но также и дети, посещающие спецшколы, и женщины в периоды беременности и климакса, а также лица, соблюдающие посты и диеты, подвергающиеся воздействию высоких температур и токсических веществ. Люди, которые находятся в состоянии хронического стресса, как эмоционального, так и физического, имеют дефицит Mg. Характерно, что период с конца осени и до начала весны дефицит Mg встречается чаще. В таких условиях организм необходимо обеспечить достаточным количеством магния. Данный микроэлемент способствует нормализации вегетативных функций, что, в свою очередь, приводит к восстановлению функциональных резервов организма и повышению его адаптационных способностей и стрессоустойчивости.

Стресс – последствие дефицита магния

Недостаток магния в первую очередь приводит к нарушениям адаптационных возможностей организма. Патологический процесс проявляется в том, что человек не справляется с предъявляемыми ему нагрузками, снижается его стрессоустойчивость. При этом часто развиваются тревога и депрессия, дыхательные нарушения в виде гипервентиляционного синдрома, а также болевые синдромы различной локализации, повышается нервно-мышечная возбудимость в виде подергивания мышц, может нарушаться работа желудочно-кишечного тракта. Как правило, нарушается сон, возникает лабильность артериального давления и пульса, развиваются тахикардия, головокружение, предобморочные и обморочные состояния, появляется избыточное потоотделение. Все эти факторы способствуют усилению стресса. И как следствие – еще большему дефициту магния, замыкая порочный круг. В условиях стресса многие люди в надежде успокоиться и расслабиться начинают злоупотреблять алкоголем, наркотиками или табакокурением, которые не приводят к разрешению конфликтов и противоречий, но в свою очередь способствуют усугублению дефицита магния. Симптомы вегетативной дисфункции становятся еще более выраженными, возникают трудности концентрации и удержания внимания, еще больше портится настроение и снижается качество жизни.

Восполнение магния — необходимость при лечении стресса

Если пока еще симптомов нет и речь идет о профилактике дефицита магния, то в этих условиях возможно поступление адекватного количества минерала с пищей. Важно, чтобы в рационе было больше зеленых овощей и фруктов, круп, злаков, а также продуктов, содержащих в первую очередь витамин В6, способствующий усвоению магния из пищи (его много в бананах, печеном с кожурой картофеле, буром рисе, гречневой крупе). Следует также заменить поваренную соль на морскую и придерживаться принципов здорового питания.

В тех случаях, когда организм уже находится в состоянии стресса, к сожалению, одного пищевого источника магния может быть недостаточно. В качестве лечения необходимо применять формы, которые помогают организму зафиксировать магний в клетках и препятствуют его выведению, восполняя таким образом его дефицит. Это биоорганический магний, и в первую очередь цитрат, глицинат, лактат, оротат, как в сочетании с витаминами группы В, так и в чистом виде, в том числе хелатный магний. Перечисленные формы представлены на международной торговой онлайн-платформе iHerb. Здесь качество продуктов, изготовленных из экологически чистого сырья, с соблюдением всех норм GMP, по технологиям, позволяющим сохранять полезные свойства растения, гарантируют производители — оригинальные мировые бренды, прошедшие проверки в независимых лабораториях, зарегистрированных в Управлении по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) США. Покупатели могут выбрать и приобрести хорошего помощника в поддержании здоровья, работоспособности и стрессоустойчивости, это не представляет трудностей.

В интернет-магазине iHerb в наличии уникальные формы магния: удобные дозировки для 1–2- кратного приема в сутки, разное количество таблеток в упаковке, а также Mg представлен в различных формах – в жидкой, порошках, капсулах, мягких капсулах и т.п. Применение магния поможет обеспечить широкое антистрессовое действие, особенно при наличии таких проявлений дефицита микроэлемента, как повышенная раздражительность, нарушения сна, учащенное сердцебиение, повышенная утомляемость и др. Обычно продолжительность курса лечения составляет один-два месяца.

Микроэлементы необходимы

Незаменимые микроэлементы входят в состав ферментов, витаминов, гормонов и других биологически активных веществ. Незаменимыми микроэлементами являются железо, йод, медь, марганец, цинк, кобальт, молибден, селен, хром, фтор.

Физиологическое значение макро- и микроэлементов определяется их участием:

  • в структуре и функции большинства ферментативных систем и процессов, протекающих в организме;
  • в пластических процессах и построении тканей фосфор и кальций – основные структурные компоненты костей;
  • в поддержании кислотно-основного состояния;
  • в поддержании солевого состава крови и водно-солевого обмена.

 

Уровень поступления микроэлементов в организм зависит от их содержания в пищевых продуктах и воде. Постоянное снижение или повышение концентрации определенных минеральных веществ в суточном рационе человека, как правило, связано с недостатком или излишком этих микроэлементов в окружающей среде района проживания. Формирующийся при этом в организме людей дефицит или избыток определенных микроэлементов приводит к развитию эндемических геохимических заболеваний (микроэлементозов).

Наиболее изученной является йодная эндемия. Так, в регионах, где в окружающей среде отмечено недостаточное содержание йода, широко распространен эндемический зоб.

При профилактике недостатка микроэлементов в первую очередь нужно устранить причины, которые могли привести к их нехватке в организме. Необходимо избегать стрессовых ситуаций, нельзя злоупотреблять алкоголем, необходимо адекватное лечение, заболеваний пищеварительной системы, при которых нарушается всасывание питательных веществ, в том числе и микроэлементов.

Йодированная соль — это часть здорового питания. Использование йодированной соли при приготовлении пищи предупреждает нарушения, вызванные йодным дефицитом. Йодная добавка не изменяет вкус, цвет и запах соли. Йодированную соль можно использовать для приготовлений пищи, домашнего консервирования и в пищевой промышленности, так как йодная добавка не влияет на качество продуктов.

Йодированная соль — дешевый продукт питания, доступный и безопасный для любого человека, в том числе для беременных женщин и маленьких детей. Если врач рекомендовал вам ограничить потребление соли, то вам тем более следует употреблять только йодированную соль. Для профилактики йододефицитных состояний достаточно того же количества йодированной соли, что и обычной.

Чтобы убедиться в том, что соль йодированная, прочитайте надпись на упаковке. На ней должно быть указано "Йодированная соль".

В качестве профилактики микроэлементозов также рекомендуется употребление витаминно-минеральных комплексов,  восполняющих дефицит важнейших витаминов и минералов. Перед употреблением не забудьте проконсультироваться с вашим лечащим врачом.

По информации Центра гигиены и эпидемиологии в Свердловской области

OZON.ru

Самара

  • Покупайте как юрлицо
  • Мобильное приложение
  • Реферальная программа
  • Зарабатывай с Ozon
  • Подарочные сертификаты
  • Пункты выдачи
  • Постаматы
  • Помощь
  • Бесплатная доставка

Каталог

ЭлектроникаОдежда, обувь и аксессуарыДом и садДетские товарыКрасота и здоровьеБытовая техникаСпорт и отдыхСтроительство и ремонтПродукты питанияАптекаТовары для животныхКнигиТуризм, рыбалка, охотаАвтотоварыМебельХобби и творчествоЮвелирные украшенияВсё для игрКанцелярские товарыТовары для взрослыхАнтиквариат и коллекционированиеЦифровые товарыБытовая химияМузыка и видеоАвтомобили и мототехникаOzon УслугиЭлектронные сигареты и товары для куренияOzon PremiumOzon GlobalТовары в РассрочкуУцененные товарыOzon CardСтрахование ОСАГОРеферальная программаOzon TravelРегулярная доставкаOzon HealthyДля меняOzon DисконтOzon MerchOzon Бизнес для юрлицOzon КлубУскоренная доставка!Ozon LiveMom’s club Везде 0Войти 0Заказы 0Избранное0Корзина
  • TOP Fashion
  • Premium
  • Ozon Card
  • LIVE
  • Акции
  • Бренды
  • Магазины
  • Сертификаты
  • Электроника
  • Одежда и обувь
  • Детские товары
  • Дом и сад
  • Ozon Travel
  • Dисконт

Такой страницы не существует

Вернуться на главную Зарабатывайте с OzonВаши товары на OzonРеферальная программаУстановите постамат Ozon BoxОткройте пункт выдачи OzonСтать Поставщиком OzonЧто продавать на OzonEcommerce Online SchoolSelling on OzonО компанииОб Ozon / About OzonВакансииКонтакты для прессыРеквизитыАрт-проект Ozon BallonБренд OzonГорячая линия комплаенсПомощьКак сделать заказДоставкаОплатаКонтактыБезопасностьЮридическим лицамДобавить компанию в Ozon БизнесМои компанииКэшбэк 5% с Ozon. СчётПодарочные сертификаты © 1998 – 2021 ООО «Интернет Решения». Все права защищены. OzonИнтернет-магазинOzon ВакансииРабота в OzonOZON TravelАвиабилетыOzon EducationОбразовательные проектыLITRES.ruЭлектронные книги

Микроминералы - обзор

Микроэлементы

Микроминералы - это вещества, которые составляют менее 0,01% от массы тела. В материнском молоке они включают железо, цинк, медь, марганец, селен, йод, фтор, молибден, кобальт, хром и никель.

Железо является важным компонентом гема в гемоглобине, миоглобине, цитохромах и других белках; следовательно, он играет роль в транспортировке, хранении и использовании кислорода.Железодефицитная анемия поражает около 30% населения мира, включая западные и слаборазвитые страны. Средняя концентрация железа в грудном молоке составляет 0,3 мг / л. Содержание железа в грудном молоке снижается в течение периода лактации; Уровень железа в молозиве составляет около 1 мг / л, а в зрелом молоке снижается до 0,3–0,6 мг / л. Потребление железа с пищей не связано с концентрацией железа в грудном молоке, а добавление железа на уровне до 30 мг / день не влияет на концентрацию железа в молоке. Железо грудного молока связано с тремя основными компонентами: лактоферрином, низкомолекулярным соединением, и компонентом мембраны жировых глобул молока. Лактоферрин является основным железосвязывающим белком грудного молока, обладающим высоким сродством к ионам трехвалентного железа, которые связывают два участка вместе с ионами бикарбоната или карбоната. Концентрация лактоферрина в материнском молоке намного выше, чем концентрация железа, поэтому, хотя одна треть железа связана с лактоферрином, только 3-5% лактоферрина насыщены железом.Однако железо, высвобождаемое из других компонентов во время пищеварения, может связываться с лактоферрином, особенно когда присутствует бикарбонат из жидкости поджелудочной железы. Цитрат во фракции с низким молекулярным весом и ксантиноксидаза в мембране жировых глобул могут быть среди этих других связывающих железо компонентов. Очень мало железа в грудном молоке связано с казеином (Lonnerdal, 1989).

Цинк необходим для правильного роста и развития, полового созревания, заживления ран и может играть роль в функции иммунной системы и других физиологических процессах. Цинк помогает нескольким гормонам, участвующим в воспроизводстве, необходим для синтеза ДНК, РНК и белков и является кофактором многих ферментов, участвующих в большинстве основных метаболических процессов (Flynn, 1992). О дефиците цинка у человека впервые сообщили в 1960-х годах на Ближнем Востоке, что привело к карликовости, нарушению полового развития и анемии. Трудно обнаружить умеренный дефицит цинка, хотя было показано, что он возникает в западных странах, особенно у младенцев и детей, и вызывает неоптимальный рост, плохой аппетит, нарушение остроты вкуса и низкий уровень цинка в волосах.Средняя концентрация цинка в зрелом грудном молоке в течение первых шести месяцев лактации составляет около 2 мг / л, хотя сообщалось о значительных колебаниях содержания цинка на уровне 0,65–5,3 мг / л. Потребление цинка с пищей не коррелирует с содержанием цинка в грудном молоке, а добавление цинка к рациону с достаточным содержанием цинка не оказывает значительного влияния на концентрацию цинка в грудном молоке. Цинк в грудном молоке содержится в трех основных компонентах: сывороточном альбумине и цитрате в сыворотке, а также в щелочной фосфатазе в мембране жировых глобул.

Медь необходима для утилизации железа и является кофактором ферментов, участвующих в метаболизме глюкозы, а также в синтезе гемоглобина, фосфолипидов и соединительной ткани. Дефицит меди встречается редко, за исключением случаев тяжелого недоедания. Зрелое грудное молоко содержит медь в концентрации 0,3 мг / л. Концентрация меди снижается с прогрессированием лактации с 0,6 мг / л в первую и вторую недели лактации до 0,36 мг / л к 6-8 неделям и 0,21-0,25 мг / л к 20 неделям лактации.Не существует значимой корреляции между концентрацией меди в молоке и потреблением меди с пищей. Медь в грудном молоке связана с сывороточным альбумином и цитратом. Медь также была обнаружена в мембране жировых глобул, однако лиганд еще не идентифицирован.

Марганец является кофактором гликозилтрансфераз, которые играют роль в синтезе мукополисахаридов, и является неспецифическим кофактором для многих других ферментов. Были идентифицированы два металлофермента марганца: митохондриальная супероксиддисмутаза и пируваткарбоксилаза (Hurley & Keen, 1987).Поскольку марганец широко распространен в пищевых продуктах, у людей не наблюдается диетического дефицита (Flynn, 1992). В зрелом материнском молоке средняя концентрация марганца составляет примерно 10 мкг / л, и известно, что содержание марганца уменьшается с увеличением продолжительности лактации. О случаях дефицита марганца у младенцев не сообщалось, таким образом, младенцы, находящиеся на полном грудном вскармливании, получают достаточное количество марганца (Lonnerdal et al., 1983). Марганец в материнском молоке в основном связан с лактоферрином, однако он существует в такой низкой концентрации, что с лактоферрином связано примерно в 2000 раз больше железа, чем с марганцем.Следовательно, очень небольшая часть способности лактоферрина связывать металл занимает марганец (Lonnerdal, 1989).

Селен - важный компонент фермента глутатионпероксидазы. Глутатионпероксидаза присутствует во многих тканях, где она работает с витамином Е, каталазой и супероксиддисмутазой в качестве антиоксиданта, защищая клетки от окислительного повреждения. Концентрация селена в молоке американских женщин составляет примерно 16 мкг / л. Концентрация селена в молозиве выше - 41 мкг / л, чем в зрелом молоке - 16 мкг / л.Наблюдалась корреляция между содержанием селена в грудном молоке и концентрацией селена в плазме крови матери и активностью глутатионпероксидазы в плазме, что позволяет предположить, что на содержание селена в молоке влияет селеновый статус матери (Levander et al., 1987). Среднее содержание селена в молоке североамериканских женщин считается более чем достаточным для детей, находящихся на грудном вскармливании.

Йод необходим для гормонов щитовидной железы, тироксина и трийодтиронина, которые играют важную роль в регуляции основного энергетического обмена и репродукции.Дефицит йода вызывает увеличение щитовидной железы и формирование зоба, тогда как избыток йода в рационе снижает поглощение йода щитовидной железой, что вызывает признаки недостаточности щитовидной железы. В Соединенных Штатах средняя концентрация йода в грудном молоке составляет 142 мкг / л (диапазон: 21 - 281 мкг / л). Наблюдается корреляция между концентрацией йода в молоке и потреблением йода с пищей, поэтому использование йодированной соли может увеличить содержание йода в молоке (AAP, 1981). У североамериканских женщин повышенное потребление йода, и поэтому количество йода в их молоке достаточное.

Молибден является важным компонентом нескольких ферментов, включая альдегидоксидазу, ксантиноксидазу и сульфитоксидазу, где он присутствует в молибдоптерине простетической группы. Еще предстоит определить, нужна ли человеку именно молибден или молибдоптерин или его предшественник. Дефицит диеты у людей не наблюдался, за исключением пациента, находящегося на длительном полном парентеральном питании. Содержание молибдена в грудном молоке сильно коррелирует со стадией лактации, снижаясь с 15 мкг / л в день 1 до 4.5 мкг / л к 14 дню и, наконец, до концентрации приблизительно 2 мкг / л к 1 месяцу и в дальнейшем.

Считается, что хром необходим для здоровья человека, и самым ранним признаком его дефицита является нарушение толерантности к глюкозе. Дефицит хрома наблюдается исключительно у пациентов, длительно получающих полное парентеральное питание. Эти пациенты реагируют на внутривенное введение трехвалентного хрома уменьшением непереносимости глюкозы. Среднее содержание хрома в зрелом грудном молоке составляет 0,27 мкг / л.

Единственная функция кобальта, идентифицированная у людей, - это его присутствие в качестве важной части витамина B 12 . Витамин B 12 синтезируется из бактерий. Следовательно, неорганический кобальт необходим всем животным, которые полностью зависят от своей бактериальной флоры в качестве источника витамина B 12 . Зрелое грудное молоко содержит кобальт в концентрации примерно 0,1 мкг / л. Добавка кобальта к пище увеличивает уровень витамина B 12 в материнском молоке только тогда, когда в рационе матери наблюдается дефицит кобальта.

Фторид считается полезным элементом, а не основным элементом для здоровья человека, поскольку он защищает от кариеса и накапливается в костях и зубах. Однако чрезмерное потребление фтора приводит к флюорозу, который вызывает пятнистость на зубах, а также влияет на здоровье костей и функцию почек. В зрелом материнском молоке среднее содержание фторидов составляет около 16 мкг / л. Младенцы, которые находятся на грудном вскармливании или потребляют концентрированные или порошковые смеси, приготовленные с нефторированной водой, имеют низкое потребление фторидов и должны получать фторидные добавки (NRC, 1989).

Существуют веские доказательства того, что никель, кремний, мышьяк и бор необходимы животным, и весьма вероятно, что эти микроэлементы также необходимы для человека. Однако питательные функции этих элементов еще предстоит определить (NRC, 1989). Никель содержится в зрелом материнском молоке на уровне 1,2 мкг / л, кремний - на уровне 700 мкг / л, мышьяк - на уровне 0,2 - 0,6 мкг / л (Renner, 1983).

Микроэлементы (минералы) | Техасский институт сердца

Микроэлемент Требуется для Хорошие источники

Хром

Использование сахара в организме

Цельнозерновые, специи, мясо, пивные дрожжи
Медь Синтез и функция гемоглобина; выработка коллагена, эластина, нейромедиаторов; образование меланина Мясо, моллюски, орехи, фрукты
фтор Связывание кальция в костях и зубах Вода фторированная
Йод Производство энергии (в составе гормонов щитовидной железы) Морепродукты йодированная соль
Утюг Синтез и функция гемоглобина; действия ферментов при производстве энергии; производство коллагена, эластина, нейромедиаторов Органы, мясо, птица, рыба
Марганец Функции не совсем понятны, но необходимы для оптимального здоровья Цельнозерновые, орехи
Молибден Функции не совсем понятны, но необходимы для оптимального здоровья; детоксикация вредных веществ Мясные изделия, цельнозерновые, зеленые листовые овощи, молоко, бобы
Селен Функции не совсем понятны, но необходимы для оптимального здоровья Брокколи, капуста, сельдерей, лук, чеснок, цельнозерновые, пивные дрожжи, субпродукты
цинк Иммунитет и лечение, хорошее зрение, активность сотен ферментов Цельнозерновые, пивные дрожжи, рыба, мясо

Обеспечение парентеральными микроэлементами: недавние клинические исследования и практические выводы

  • 1

    Паис И. , Бентон Джонс-младший Дж. (Ред.). Справочник по микроэлементам . CRC Press LLC: Бока-Ратон, Флорида, США, 1997.

    Google Scholar

  • 2

    Чан С., Герсон Б., Субраманиам С. Роль меди, молибдена, селена и цинка в питании и здоровье. Clin Lab Med 1998; 18 : 673–685.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 3

    Gibson RS, Hess SY, Hotz C, Brown KH.Индикаторы цинкового статуса на популяционном уровне: обзор доказательств. Br J Nutr 2008; 99 : S14 – S23.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4

    Циммерманн МБ. Недостаток йода. Endocrine Rev. 2009; 30 : 376–408.

    CAS Google Scholar

  • 5

    Коллинз Дж. Ф., Клевай Л. М.. Медь. Adv Nutr 2011; 2 : 520–522.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6

    Вонг Т. Микроэлементы для парентерального введения у детей: клинические аспекты и рекомендации по дозировке. Curr Opin Clin Nutr Metab Care 2012; 15 : 649–656.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 7

    Schwarz G, Belaidi AA. Молибден в здоровье и болезнях человека. Met Ions Life Sci 2013; 13 : 415–450.

    PubMed Google Scholar

  • 8

    Abbaspour N, Hurrell R, Kelishadi R. Обзор железа и его важности для здоровья человека. J Res Med Sci 2014; 19 : 164–174.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9

    Camaschella C. Железодефицитная анемия. N Eng J Med 2015; 372 : 1832–1843.

    Google Scholar

  • 10

    Совет по пищевым продуктам и питанию IoM ed Референтные нормы потребления витамина C, витамина A, селена и каротиноидов . National Academy Press: Вашингтон, округ Колумбия, США, 2000.

  • 11

    Совет по пищевым продуктам и питанию IoM Нормы потребления витамина А, витамина К, мышьяка, бора, хрома, меди, йода, железа, марганца, молибдена, никеля , Кремний, ванадий и цинк .Национальная академия прессы: Вашингтон, округ Колумбия, США, 2002.

  • 12

    Шрирам К., Лончина В.А. Добавление микронутриентов в диетотерапию взрослых: практические соображения. J Parenter Enteral Nutr 2009; 33 : 548–562.

    CAS Google Scholar

  • 13

    Bulger EM, Maier RV. Антиоксиданты при критических состояниях. Arch Surg 2001; 136 : 1201–1207.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 14

    Бергер М.М., Шенкин А.Витамины и микроэлементы: практические аспекты приема добавок. Nutrition 2006; 22 : 952–955.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 15

    Протти А, Зингер М. Окислительный стресс и тяжелые заболевания. Минерва Анестезиол 2007; 73 : 255–257.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 16

    Мишра В. Окислительный стресс и роль добавок антиоксидантов в критических состояниях. Clin Lab 2007; 53 : 199–209.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 17

    Речь М, К Л, Товбин А, Смут Т, Млынарек М. Тяжелые металлы в отделении интенсивной терапии: обзор современной литературы о добавках микроэлементов для тяжелобольных пациентов. Nutr Clin Pract 2014; 29 : 78–89.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 18

    Дорманн А., Стеле П., Радзивилл Р., Лёзер К., Пауль С., Кеймлинг М. и др. .Рекомендации DGEM энтеральное питание: основы. Aktuel Ernaehr Med 2003; 28 : S26 – S35.

    Google Scholar

  • 19

    Бил Р.Дж., Шерри Т., Лей К., Кэмпбелл-Стивен Л., МакКук Дж., Смит Дж. и др. . Раннее энтеральное введение ключевых фармаконутриентов улучшает оценку последовательной органной недостаточности у тяжелобольных пациентов с сепсисом: результат рандомизированного контролируемого двойного слепого исследования. Crit Care Med 2008; 36 : 131–144.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 20

    Мэлоун М., Шенкин А., Фелл Г.С., Ирвинг М.Х. Оценка препарата микроэлементов у пациентов, получающих домашнее внутривенное питание. Clin Nutr 1989; 8 : 307–312.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 21

    Мэнселл П.И., Эллисон С.П., Вардей Х., Фелл Г.С., Шенкин А. Клинические эффекты и адекватность нового комплексного препарата декстроза-электролит-микроэлементы у пациентов, получающих пролонгированное полное парентеральное питание. Clin Nutr 1989; 8 : 313–319.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 22

    Шенкин А., Фрейзер В.Д., Маклелланд А.Дж., Фелл Г.С., Гарден О.Дж. Поддержание статуса витаминов и микроэлементов при внутривенном питании с использованием полной питательной смеси. J Parenter Enteral Nutr 1987; 11 : 238–242.

    CAS Google Scholar

  • 23

    Раннем Т., Ладефогед К., Хиландер Э, Хегнхой Дж., Ярнум С.Истощение селена у пациентов, находящихся на домашнем парентеральном питании. Эффект от приема селена. Biol Trace Elem Res 1993; 39 : 81–90.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 24

    Хант Д.Р., Лейн Х.В., Бисингер Д., Галлахер К., Халлиган Р., Джонстон Д. и др. . Истощение селена у ожоговых больных. J Parenter Enteral Nutr 1984; 8 : 695–699.

    CAS Google Scholar

  • 25

    Йонас Ч.Р., Пакетт А.Б., Джонс Д.П., Гриффит Д.П., Шешицки Э.Е., Бергман Г.Ф. и др. .Антиоксидантный статус плазмы после высокодозной химиотерапии: рандомизированное исследование парентерального питания у пациентов с трансплантацией костного мозга. Am J Clin Nutr 2000; 72 : 181–189.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 26

    Angstwurm MW, Schottdorf J, Schopohl J, Gaertner R. Замена селена у пациентов с тяжелым синдромом системного воспалительного ответа улучшает клинический исход. Crit Care Med 1999; 27 : 1807–1813.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 27

    Andrews PJ, Avenell A, Noble DW, Campbell MK, Croal BL, Simpson WG et al. Scottish Intensive Care Glutamine or Selenium Evaluative Trial Group. Рандомизированное исследование глутамина, селена или того и другого в дополнение к парентеральному питанию для пациентов в критическом состоянии. Brit Med J 2011; 342 : d1542.

    PubMed Google Scholar

  • 28

    Manzanares W, Biestro A, Torre MH, Galusso F, Facchin G, Hardy G.Высокие дозы селена уменьшают вызванную аппаратом ИВЛ пневмонию и тяжесть заболевания у пациентов в критическом состоянии с системным воспалением. Intens Care Med 2011; 37 : 1120–1127.

    CAS Google Scholar

  • 29

    Lindner D, Lindner J, Baumann G, Dawczynski H, Bauch K. Исследование антиоксидантной терапии селенитом натрия при остром панкреатите. Проспективное рандомизированное слепое исследование. Мед Клин (Мюнхен) 2004; 99 : 708–712.

    Google Scholar

  • 30

    Angstwurm MW, Engelmann L, Zimmermann T., Lehmann C, Spes CH, Abel P et al . Селен в интенсивной терапии (SIC): результаты проспективного рандомизированного плацебо-контролируемого многоцентрового исследования у пациентов с синдромом тяжелой системной воспалительной реакции, сепсисом и септическим шоком. Crit Care Med 2007; 35 : 118–126.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 31

    Berger MM, Cavadini C, Chiolero R, Dirren H.Состояние и баланс меди, селена и цинка после серьезной травмы. J Trauma 1996; 40 : 103–109.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 32

    Бергер М.М., Чиолеро Р. Связь между поступлением меди, цинка и селена и экскрецией малонового диальдегида после обширных ожогов. Burns 1995; 21 : 507–512.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 33

    Forceville X, Laviolle B, Annane D, Vitoux D, Bleichner G, Korach JM et al .Влияние высоких доз селена, такого как селенит натрия, на септический шок: плацебо-контролируемое рандомизированное двойное слепое исследование фазы II. Crit Care 2007; 11 : R73.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34

    Huang TS, Shyu YC, Chen HY, Lin LM, Lo CY, Yuan SS и др. . Эффект парентерального введения селена у пациентов в критическом состоянии: систематический обзор и метаанализ. PLoS One 2013; 8 : e54431.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35

    Альхазани В., Якоби Дж., Синди А., Хартог С., Рейнхарт К., Коккорис С. и др. . Влияние селеновой терапии на смертность у пациентов с синдромом сепсиса: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Crit Care Med 2013; 41 : 1555–1564.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 36

    Manzanares W, Dhaliwal R, Jiang X, Murch L, Heyland DK.Антиоксидантные микронутриенты в критических состояниях: систематический обзор и метаанализ. Crit Care 2012; 16 : R66.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 37

    Hardy G, Menendez AM, Manzanares W. Добавки микроэлементов при парентеральном питании: аптека, дозировка и руководство по мониторингу. Nutrition 2009; 25 : 1073–1084.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 38

    Шенкин А.Селен во внутривенном питании. Гастроэнтерология 2009; 137 : S61 – S69.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 39

    Рекомендации по препаратам основных микроэлементов для парентерального применения. Заявление экспертной комиссии. Департамент пищевых продуктов и питания AMA. JAMA 1979; 241 : 2051–2054.

    Google Scholar

  • 40

    Кей Р.Г., Тасман-Джонс К.Острая нехватка цинка у человека при внутривенном питании. Aust N Z J Surg 1975; 45 : 325–330.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 41

    Jeejeebhoy KN. Дефицит цинка у человека. Nutr Clin Pract 2007; 22 : 65–67.

    PubMed Google Scholar

  • 42

    Reimund JM, Arondel Y, Duclos B, Baumann R. Витамины и микроэлементы при домашнем парентеральном питании. J Nutr Health Aging 2000; 4 : 13–18.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 43

    Бергер М.М., Биннерт С., Чиолеро Р.Л., Тейлор В., Раффул В., Кайе МС и др. . Прием микроэлементов после серьезных ожогов увеличивает концентрацию микроэлементов в коже и модулирует местный метаболизм белков, но не метаболизм субстратов в организме. Am J Clin Nutr 2007; 85 : 1301–1306.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 44

    Wolman SL, Anderson GH, Marliss EB, Jeejeebhoy KN. Цинк в общем парентеральном питании: потребности и метаболические эффекты. Гастроэнтерология 1979; 76 : 458–467.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 45

    Boosalis MG, Solem LD, Cerra FB, Konstantinides F, Ahrenholz DH, McCall JT и др. .Повышенное выведение цинка с мочой после термической травмы. J Lab Clin Med 1991; 118 : 538–545.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 46

    Btaiche IF, Carver PL, Welch KB. Дозирование и мониторинг микроэлементов у пациентов, длительно находящихся на домашнем парентеральном питании. J Parenter Enteral Nutr 2011; 35 : 736–747.

    CAS Google Scholar

  • 47

    Брокс А., Рид Х., Глейзер Дж.Острое внутривенное отравление цинком. Br Med J 1977; 28 : 1390–1391.

    Google Scholar

  • 48

    Файнтуч Дж., Файнтуч Дж. Дж., Толедо М., Назарио Дж., Мачадо М.С., Райя А.А. Гиперамилаземия, связанная с передозировкой цинка при парентеральном питании. J Parenter Enteral Nutr 1978; 2 : 640–645.

    CAS Google Scholar

  • 49

    Шике М.Медь в парентеральном питании. Гастроэнтерология 2009; 137 : S13 – S17.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 50

    Jacobson S, Wester PO. Изучение баланса двадцати микроэлементов при полном парентеральном питании человека. Br J Nutr 1977; 37 : 107–126.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 51

    Lowry SF, Smith JC Jr.Бреннан М.Ф. Замещение цинка и меди при полном парентеральном питании. Am J Clin Nutr 1981; 34 : 1853–1860.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 52

    Дэвис А.Т., Франц Ф.П., Кортни Д.А., Уллрей Д.Е., Шолтен Д.Д., Дин Р.Э. Витаминно-минеральный статус плазмы у пациентов с домашним парентеральным питанием. J Parenter Enteral Nutr 1987; 11 : 480–485.

    CAS Google Scholar

  • 53

    Уилсон ХО, Датта БД.Осложнения из-за недостаточности питательных микроэлементов после бариатрической операции. Ann Clin Biochem 2014; 51 : 705–709.

    PubMed Google Scholar

  • 54

    Шике М., Рулет М., Куриан Р., Уитвелл Дж., Стюарт С., Джиджибхой К. Метаболизм меди и потребности в общем парентеральном питании. Гастроэнтерология 1981; 81 : 290–297.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 55

    Крукшанк А.М., Роджерс П., Данбар П., Фелл Г.С., Шенкин А.Баланс меди у пациентов, получающих внутривенное питание. Proc Nutr Soc 1989; 48 : 114A.

    Google Scholar

  • 56

    Berger MM, Cavadini C, Bart A, Mansourian R, Guinchard S, Bartholdi I et al . Кожные потери меди и цинка при ожогах. Burns 1992; 18 : 373–380.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 57

    Ванек В.В., Борум П., Бухман А., Фесслер Т.А., Ховард Л., Джиджибхой К и др. .A.S.P.E.N. Документ с изложением позиции: рекомендации по изменениям в коммерчески доступных поливитаминных и мульти-следовых продуктах для парентерального введения. Nutr Clin Pract 2012; 27 : 440–491.

    PubMed Google Scholar

  • 58

    Зингер П., Бергер М.М., Ван ден Берге Дж., Биоло Дж., Колдер П., Форбс А и др. . Руководство ESPEN по парентеральному питанию: интенсивная терапия. Clin Nutr 2009; 28 : 387–400.

    Google Scholar

  • 59

    Ховард Л., Эшли С., Лион Д., Шенкин А. Вскрытие микроэлементов ткани у 8 пациентов с длительным парентеральным питанием, получавших текущий состав Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. J Parenter Enteral Nutr 2007; 31 : 388–396.

    CAS Google Scholar

  • 60

    Blaszyk H, Wild PJ, Oliveira A, Kelly DG, Burgart LJ.Печеночная медь у пациентов, длительно получающих парентеральное питание. J Clin Gastroenterol 2005; 39 : 318–320.

    PubMed Google Scholar

  • 61

    Папагеоргиу Т., Захарулис Д., Ксенос Д., Андроулакис Г. Определение микроэлементов (Cu, Zn, Mn, Pb) и магния путем атомарной абсорбции у пациентов, получающих полное парентеральное питание. Nutrition 2002; 18 : 32–34.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 62

    Такаги Ю., Окада А, Сандо К., Васа М., Йошида Х., Хирабуки Н.Оценка показателей in vivo статуса марганца и оптимальной внутривенной дозы для взрослых пациентов, находящихся на домашнем парентеральном питании. Am J Clin Nutr 2002; 75 : 112–118.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 63

    Фицджеральд К., Микалунас В., Рубин Х., Маккарти Р., Ванагунас А., Крейг Р.М. Гиперманганеземия у пациентов, получающих полное парентеральное питание. J Parenter Enteral Nutr 1999; 23 : 333–336.

    CAS Google Scholar

  • 64

    Nagatomo S, Umehara F, Hanada K, Nobuhara Y, Takenaga S, Arimura K et al . Отравление марганцем при полном парентеральном питании: отчет о двух случаях и обзор литературы. J Neurol Sci 1991; 162 : 102–105.

    Google Scholar

  • 65

    Такаги Ю., Окада А., Сандо К., Васа М., Ёсида Х., Хирабуки Н.Периодическое исследование введения марганца взрослым пациентам, находящимся на домашнем парентеральном питании: новые показатели уровня марганца in vivo . J Parenter Enteral Nutr 2001; 25 : 87–92.

    CAS Google Scholar

  • 66

    О'Доннелл К., Радиган А. Гиперманганеземия в условиях интенсивной терапии. Nutr Clin Pract 2003; 18 : 374–376.

    PubMed Google Scholar

  • 67

    Эдзима А., Имамура Т., Накамура С., Сайто Х., Мацумото К., Момоно С.Отравление марганцем при полном парентеральном питании. Lancet 1992; 339 : 426.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 68

    Алвес Дж., Тиебот Дж., Тракки А., Делангр Т., Гедон С., Леребур Э. Неврологические нарушения из-за отложения марганца в головном мозге у пациента с желтухой, длительно получающего парентеральное питание. J Parenter Enteral Nutr 1997; 21 : 41–45.

    CAS Google Scholar

  • 69

    Bertinet DB, Tinivella M, Balzola FA, de FA, Davini O, Rizzo L et al .Отложение марганца в головном мозге и уровни в крови у пациентов, находящихся на домашнем парентеральном питании. J Parenter Enteral Nutr 2000; 24 : 223–227.

    CAS Google Scholar

  • 70

    Реймунд Дж. М., Дитеманн Дж. Л., Уортер Дж. М., Бауманн Р., Дюкло Б. Факторы, связанные с гиперманганеземией у пациентов, получающих парентеральное питание в домашних условиях. Clin Nutr 2000; 19 : 343–348.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 71

    Оно Дж., Харада К., Кодака Р., Сакураи К., Тадзири Х., Такаги Ю. и др. .Отложение марганца в головном мозге при длительном полном парентеральном питании. J Parenter Enteral Nutr 1995; 19 : 310–312.

    CAS Google Scholar

  • 72

    Масумото К., Суита С., Тагучи Т., Яманучи Т., Нагано М., Огита К. и др. . Отравление марганцем при прерывистом парентеральном питании: сообщение о двух случаях. J Parenter Enteral Nutr 2001; 25 : 95–99.

    CAS Google Scholar

  • 73

    Reynolds N, Blumsohn A, Baxter JP, Houston G, Pennington CR.Потребность в марганце и его токсичность у пациентов, получающих парентеральное питание в домашних условиях. Clin Nutr 1998; 17 : 227–230.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 74

    Тейлор С., Манара, АР. Токсичность марганца у пациента с холестазом, получающего полное парентеральное питание. Анестезия 1994; 49 : 1013.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 75

    Abdalian R, Saqui O, Fernandes G, Allard JP.Влияние марганца из коммерческой добавки с множеством микроэлементов в выборке канадских пациентов на длительное парентеральное питание. J Parenter Enteral Nutr 2013; 37 : 538–543.

    CAS Google Scholar

  • 76

    Mehta R, Reilly JJ. Уровни марганца у пациента с желтухой, длительное время страдающего тотальным парентеральным питанием: усиление токсичности галоперидола? Отчет о болезни и обзор литературы. J Parenter Enteral Nutr 1990; 14 : 428–430.

    CAS Google Scholar

  • 77

    Уордл, Калифорния, Форбс А, Робертс Н.Б., Джавари А.В., Шенкин А. Гиперманганеземия при длительном внутривенном питании и хронических заболеваниях печени. J Parenter Enteral Nutr 1999; 23 : 350–355.

    CAS Google Scholar

  • 78

    Харди Г. Марганец в парентеральном питании: кому, когда и зачем принимать добавки? Гастроэнтерология 2009; 137 : S29 – S35.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 79

    Santos D, Batoreu C, Mateus L, Marreilha Dos Santos AP, Aschner M. Марганец в парентеральном питании человека: соображения токсичности и биомониторинга. Нейротоксикология 2014; 43 : 36–45.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 80

    Jeejeebhoy KN, Chu RC, Marliss EB, Greenberg GR, Bruce-Robertson A.Дефицит хрома, непереносимость глюкозы и невропатия, купируемые приемом добавок хрома, у пациента, получающего длительное полное парентеральное питание. Am J Clin Nutr 1977; 30 : 531–538.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 81

    Jeejeebhoy KN. Роль хрома в питании и терапии, а также как потенциальный токсин. Nutr Rev 1999; 57 : 329–335.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 82

    Freund H, Atamian S, Fischer JE.Дефицит хрома при полном парентеральном питании. JAMA 1979; 241 : 496–498.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 83

    Коричневый RO, Forloines-Lynn S, Cross RE, Heizer WD. Дефицит хрома после длительного полного парентерального питания. Dig Dis Sci 1986; 31 : 661–664.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 84

    Соломоновы острова.Хром. В: Баумгартнер Т.Г. (ред.). Клиническое руководство по парентеральному микроэлементу , 2-е изд. 1991, стр 254–266.

  • 85

    Винсент Дж.Б. Последние достижения в биохимии питания трехвалентного хрома. Proc Nutr Soc 2004; 63 : 41–47.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 86

    Винсент Дж.Б. Последние достижения в биохимии хрома (III). Biol Trace Elem Res 2004; 99 : 1–16.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 87

    Европейское управление по безопасности пищевых продуктов. Научное мнение о рекомендуемых диетических ценностях хрома. EFSA J 2014; 12 : 3845 (25 страниц).

    Google Scholar

  • 88

    Филлипс Г.Д., Гарнис В.П. Парентеральное введение микроэлементов тяжелобольным. Anaesth Intensive Care 1981; 9 : 221–225.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 89

    Леунг Ф.Й., Гэлбрейт Л.В. Повышенный уровень хрома в сыворотке крови у пациентов, находящихся на полном парентеральном питании, и ионных примесей хрома. Biol Trace Elem Res 1995; 50 : 221–228.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 90

    Leung FY, Grace DM, Alfieri MA, Bradley C. Патологические микроэлементы у пациента, находящегося на полном парентеральном питании, с нормальной функцией почек. Clin Biochem 1995; 28 : 297–302.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 91

    Mouser JF, Hak EB, Helms RA, Christensen ML, Storm MC. Концентрации хрома и цинка у педиатрических пациентов, длительно получающих парентеральное питание. Am J Health Syst Pharm 1999; 56 : 1950–1956.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 92

    Bouglé D, Bureau F, Deschrevel G, Hecquard C, Neuville D, Drosdowsky M et al .Хром и парентеральное питание у детей. J Pediatr Gastroenterol Nutr 1993; 17 : 72–74.

    PubMed Google Scholar

  • 93

    Мукарзел А. Хром в парентеральном питании: слишком мало или слишком много? Гастроэнтерология 2009; 137 : S18 – S28.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 94

    Форбс GM, Форбс А.Микроэлементный статус пациентов, получающих парентеральное питание в домашних условиях. Nutrition 1997; 13 : 941–944.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 95

    Khaodhiar L, Keane-Ellison M, Tawa NE, Thibault A, Burke PA, Bistrian BR. Железодефицитная анемия у пациентов, получающих полное парентеральное питание на дому. J Parenter Enteral Nutr 2002; 26 : 114–119.

    CAS Google Scholar

  • 96

    Повар JD.Парентеральные микроэлементы: железо. Bull N Y Acad Med 1984; 60 : 156–162.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 97

    Patruta SI, Hörl WH. Железо и инфекция. Kidney Int Suppl 1999; 69 : S125 – S130.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 98

    Weinberg ED. Железо и инфекция. Microbiol Rev 1978; 42 : 45–66.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 99

    Kumpf VJ. Обновленная информация о парентеральной терапии железом. Nutr Clin Pract 2003; 18 : 318–326.

    PubMed Google Scholar

  • 100

    Нортон Дж. А., Питерс М. Л., Уэсли Р., Махер М. М., Бреннан М. Ф. Добавка железа к общему парентеральному питанию: проспективное исследование. J Parenter Enteral Nutr 1983; 7 : 457–461.

    CAS Google Scholar

  • 101

    Форбс А. Железо и парентеральное питание. Гастроэнтерология 2009; 137 : S47 – S54.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 102

    Nichoalds GW. Молибден. В: Баумгартнер Т.Г. (ред.). Клиническое руководство по парентеральному микроэлементу , 2-е изд. 1991, стр 312–322.

  • 103

    Абумрад Н.Н., Шнайдер А.Дж., Сталь Д., Роджерс Л.С.Непереносимость аминокислот при длительном полном парентеральном питании купируется терапией молибдатом. Am J Clin Nutr 1981; 34 : 2551–2559.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 104

    Аткинсон М., Уортли Л.И. Питание тяжелобольного: часть II. Парентеральное питание. Crit Care Resusc 2003; 5 : 121–136.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 105

    Смердели П., Лим А., Бойджес С.К., Уэйт К., Ву Д., Робертс В. и др. .Актуальные йодсодержащие антисептики и неонатальный гипотиреоз у младенцев с очень низкой массой тела при рождении. Lancet 1989; 2 : 661–664.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 106

    Аллеманд Д., Грутерс А, Бейер П., Вебер Б. Йод в контрастных веществах и средствах для дезинфекции кожи является основной причиной гипотиреоза у недоношенных детей во время интенсивной терапии. Horm Res 1987; 28 : 42–49.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 107

    Guidetti M, Agostini F, Lapenna G, Pazzeschi C, Soverini V, Petitto R et al .Йодное питание взрослых при длительном парентеральном питании в домашних условиях. Nutrition 2014; 30 : 1050–1054.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 108

    Bouletreau PH, Bost M, Fontanges E, Lauverjat M, Gutknecht C, Ecochard R и др. . Воздействие фтора и состояние костей у пациентов с хронической кишечной недостаточностью, получающих парентеральное питание в домашних условиях. Am J Clin Nutr 2006; 83 : 1429–1437.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 109

    Nichoals GW. Фторид. В: Баумгартнер Т.Г. (ред.). Клиническое руководство по парентеральному микроэлементу , 2-е изд. 1991, стр. 278–287.

  • 110

    Nielsen FH. Микроэлементы в парентеральном питании: бор, кремний и фтор. Гастроэнтерология 2009; 137 : S55 – S60.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 111

    Мирталло Дж., Канада Т., Джонсон Д., Кампф В., Петерсен С., Сакс Г. и др. .Безопасные методы парентерального питания. J Parenter Enteral Nutr 2004; 28 : S39 – S70.

    Google Scholar

  • 112

    Braga M, Ljungqvist O, Soeters P, Fearon K, Weimann A, Bozzetti F. Руководство ESPEN по парентеральному питанию: хирургия. Clin Nutr 2009; 28 : 378–386.

    CAS Google Scholar

  • 113

    Стаун М., Пирони Л., Бозцетти Ф., Бакстер Дж., Форбс А., Джоли Ф. и др. .Руководство ESPEN по парентеральному питанию: домашнее парентеральное питание (HPN) у взрослых пациентов. Clin Nutr 2009; 28 : 467–479.

    PubMed Google Scholar

  • 114

    Осланд Э. Дж., Али А., Изенринг Э, Болл П, Дэвис М., Гилландерс Л. Рекомендации Австралазийского общества парентерального и энтерального питания по добавлению микроэлементов во время парентерального питания. Asia Pac J Clin Nutr 2014; 23 : 545–554.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 115

    Харди Дж., Рейли К. Технические аспекты добавления микроэлементов. Curr Opin Clin Nutr Metab Care 1999; 2 : 277–285.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 116

    Бернер Ю.Н., Шулер Т.Р., Нильсен Ф.Х., Фломбаум С., Фарку С.А., Шике М. Отдельные ультрамикроэлементы в растворах для парентерального питания. Am J Clin Nutr 1989; 50 : 1079–1083.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 117

    Плухатор-Муртон MM, Fedorak RN, Audette RJ, Marriage BJ, Yatscoff RW, Gramlich LM. Микроэлементное загрязнение всего парентерального питания. 1. Вклад компонентных решений. J Parenter Enteral Nutr 1999; 23 : 222–227.

    CAS Google Scholar

  • Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

    Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


    Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

    Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

    • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
    • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
    • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
    • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
    • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

    Почему этому сайту требуются файлы cookie?

    Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


    Что сохраняется в файле cookie?

    Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

    Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

    Поглощение и распределение микроэлементов

    в растениях | Журнал питания

    Аннотация

    У млекопитающих и растений есть сходство в абсорбции и переносе микроэлементов.Химия поглощения микроэлементов из пищевых источников в обоих случаях основана на термодинамике адсорбции на заряженных твердых поверхностях, погруженных в фазу раствора заряженных ионов и металлсвязывающих лигандов вместе с окислительно-восстановительными системами в случае железа и некоторых других элементов. Системы конститутивной абсорбции участвуют в усвоении питательных веществ в нормальных условиях, а индуцируемые «турбо» системы увеличивают поступление определенных питательных веществ во время дефицита. Поглощение железа является наиболее изученным из питательных микроэлементов и делит все растительное царство на две группы: двудольные растения имеют турбо-систему, которая является усиленной версией конститутивной системы, состоящей из мембраносвязанной редуктазы и управляемого АТФ иона водорода. экструзионный насос; и однодольные растения имеют конститутивную систему, аналогичную системе двудольных, но с заметно отличающейся индуцибельной системой, в которой используется класс фитосидерофоров (PS) мугеновой кислоты.Система PS на самом деле может быть важным портом входа железа из богатой железом, но чрезвычайно нерастворимой железом литосферы в биосферу, лишенную железа. Поглощение следов металлов в этих злаковых растениях обычно происходит через каналы двухвалентных ионов после восстановления в плазматической мембране. После абсорбции железо может храниться в растениях в виде фитоферритина или транспортироваться к активным центрам с помощью лигандов, специфичных для транспорта. В переносе железа и цинка в семена преобладает система сока флоэмы, который имеет высокий pH, требующий хелатирования тяжелых металлов.Загрузка в зерна включает три или четыре гена, каждый из которых контролирует хелатирование, мембранный транспорт и отложение в виде фитата.

    Известно, что растениям необходимы следующие микроэлементы: железо, цинк, медь, марганец, кобальт, никель, бор, молибден и хлор. Последние два присутствуют в почвах в виде анионов и, несомненно, требуют активного транспорта через плазмалемму корневых клеток растений для поглощения. Бор является либо анионной, либо нейтральной молекулой в большинстве почв, и нейтральная молекула достаточно проницаема для биологических мембран (1).Вопрос о том, активно ли бор переносится в растения, является предметом значительного интереса в современной литературе, но новые данные свидетельствуют о том, что, хотя он может проникать в виде нейтральной молекулы, перенос бора облегчается при низких внешних концентрациях (1), как это обычно бывает в кислых почвах. везде.

    Остальные шесть питательных микроэлементов высших растений, переходные металлы, обычно абсорбируются в виде двухвалентных ионов через каналы двухвалентных ионов. Эти каналы либо обладают значительной специфичностью для каждого элемента, либо гомеостаз достигается за счет специфических механизмов активной экскреции, которые контролируются цитоплазматическими концентрациями (2).Поскольку дефицит железа и цинка чрезвычайно распространен у людей, а также у некоторых сельскохозяйственных животных, в этой статье основное внимание уделяется их потреблению, транспортировке и загрузке в зерно, которое составляет основной продукт питания для большинства людей. Генетика, проявляемая этими процессами, также рассматривается из-за интереса к выведению новых сортов основных продовольственных культур с большей плотностью микронутриентов. То, что известно о захвате, переносе и загрузке других переходных элементов, обычно аналогично железу и цинку.Однако в случае марганца важные окислительно-восстановительные системы находятся в самой почве и контролируются балансом почвенных микроорганизмов, окисляющих и восстанавливающих марганец, который, в свою очередь, регулируется почвенными и экологическими условиями, а также растениями. корневые действия.

    Поглощение железа корнями растений

    Планета Земля изобилует железом, составляющим большую часть ее расплавленного ядра, и железо также является четвертым по распространенности элементом в земной коре.Количество железа в почве может быть в 10 000 раз больше, чем в растительности, выращенной в ней, но дефицит железа часто встречается у сельскохозяйственных культур. Эта аномалия связана с низкой доступностью железа в присутствии кислорода, особенно при умеренных и высоких значениях pH почвы. Произведение растворимости некоторых соединений, образующихся в почве, которые осаждают железо, составляет порядка 10 -35 . Эти формы железа в почве растворяются только за счет снижения значения pH, за счет комплексообразования трехвалентного железа [Fe (III)] и / или за счет восстановления Fe (III) до двухвалентного железа [Fe (II)]. 3 Стратегии, используемые корнями растений для доступа к железу, используют каждый из этих химических вариантов, но механизмы различаются между видами таким образом, чтобы разделить царство растений на две группы, известные как растения Стратегии I и Стратегии II (3). Последняя группа - это злаки, а первая включает все двудольные растения вместе с однолетними однодольными растениями.

    Обе группы имеют конститутивную систему, достаточную для снабжения растений, выращиваемых на плодородных почвах, содержащих большое количество доступных форм железа.Конституционная система состоит из мембраносвязанной трехвалентной редуктазы, которая связана с транспортером или каналом двухвалентных ионов, и протонно-экструзионным насосом, управляемым АТФ. Недавно Rogers et al. (4) показали, что замены одной аминокислоты в последовательности этого канального белка создают специфичность для различных двухвалентных катионов. Эти две мембранные функции способны обеспечить достаточное количество железа для большинства растений в здоровой почве. Однако в почве с дефицитом железа возникает хлороз (пожелтение) железа в тканях листьев, и индуцируются дополнительные механизмы усвоения железа для восстановления железосодержащего статуса растений.В обеих стратегиях эти индуцированные ответы ограничиваются апикальными зонами корней и полностью прекращаются снова в течение 1 дня после восстановления нормального статуса железа.

    Растения Стратегии I реагируют на сигналы о низком статусе железа, повышая регуляцию ферроредуктазы (путем размещения в мембране нового белка массой 70 кДа) и протонно-экструзионного насоса. Кроме того, многие растения Стратегии I обладают механизмом выделения железосвязывающих лигандов и растворимых восстановителей, которыми обычно являются фенолы (рис.1). Все эти изменения предназначены для растворения железа с помощью каждого из упомянутых процессов, но эти процессы проявляются только в апикальных зонах корней, где адаптации связаны с изменениями морфологии корней и появлением клеток-переносчиков с инвагинированными мембранами. Редуктаза стимулируется низким уровнем pH и, следовательно, протонно-экструзионным насосом, так что его функция эффективно подавляется бикарбонатом в почвах с высоким pH. Это является причиной тяжелого железного хлороза, который наблюдается у двудольных растений из почв с высоким pH.

    РИСУНОК 1

    Стратегия I: активация конститутивной системы захвата железа, что характерно для двудольных растений. R - индуцибельная редуктаза; ПМ, плазматическая мембрана. [Адаптировано из Romheld (18).]

    РИСУНОК 1

    Стратегия I: активация конститутивной системы захвата железа, что характерно для двудольных растений. R - индуцибельная редуктаза; ПМ, плазматическая мембрана. [Адаптировано из Romheld (18).]

    Нечувствительность к бикарбонату - особенность растений Стратегии II, которые вызывают совершенно новый механизм мобилизации железа при железном стрессе.Вместо того, чтобы активировать конститутивную систему, растения Стратегии II синтезируют и выделяют в почву небелковые аминокислоты, известные как фитосидерофоры (ФС) или фитометаллофоры; последний термин означает, что эти аминокислоты способны образовывать хелаты с большинством переходных металлов, а не только с железом (рис. 2). Они образуют сильные растворимые хелаты с ионами трехвалентного железа в почве, и, поскольку они растворимы и имеют менее положительный заряд, они могут свободно диффундировать к корню в пленках почва-вода. Кроме того, растения Стратегии II имеют конститутивно высокоспецифичный белок-переносчик [гены, кодирующие этот переносчик, скорее всего, принадлежат к семейству белков макрофагов, связанных с естественной устойчивостью (NRAMP) (5,6), либо к интерферон- γ -чувствительному транскрипту ( Семейство ИРТ-1 (7)].Этот высокоспецифичный белок-переносчик, который не присутствует в растениях Стратегии I, распознает и транспортирует свой специфический хелат железа через мембрану (рис. 2). В цитоплазме лиганд отделяется от металла путем восстановления последнего, который затем сохраняется в фитоферритине или транспортируется в растении с лигандами, специфичными для железа, такими как никотианамин. Зерновые виды содержат различных членов семейства PS (рис. 3) в уникальных соотношениях: как правило, мелкозерновые злаки, такие как ячмень, пшеница, овес и рожь, обладают наибольшей экспрессией, что объясняет их замечательную адаптацию к высоким pH. почвы, которые обычно встречаются в полузасушливых озимых зерновых поясах мира.Путь PS, по-видимому, является основным средством поступления железа в биосферу из литосферы. Любопытно, что высвобождение ФС из корней происходит в течение суток и достигает пика через несколько часов после восхода солнца. Как и в растениях Стратегии I, синтез PS быстро подавляется, когда растения восстанавливаются до адекватного статуса железа, что свидетельствует о том, что эти индуцибельные системы требуют энергии.

    РИСУНОК 2

    Стратегия II: высокоэффективная система индуцируемого поглощения железа в злаковых растениях.X - усиленное высвобождение фитосидерофоров; P - специфическая система поглощения фитосидерофоров Fe (III). Оба были вызваны дефицитом железа. [Адаптировано из Romheld (18).]

    РИСУНОК 2

    Стратегия II: высокоэффективная система индуцибельного поглощения железа злаковыми растениями. X - усиленное высвобождение фитосидерофоров; P - специфическая система поглощения фитосидерофоров Fe (III). Оба были вызваны дефицитом железа. [По материалам Romheld (18).]

    РИСУНОК 3

    Известные фитосидерофоры в корневых экссудатах злаковых растений (19).

    РИСУНОК 3

    Известные фитосидерофоры в корневых экссудатах злаковых растений (19).

    PS также связывает цинк, медь и марганец и может увеличивать их абсорбцию наряду с абсорбцией железа. Однако, за исключением, возможно, цинка, этот механизм не вызван дефицитом этих других переходных металлов в растении. Конститутивно выраженная экструзия протонов, восстановителей и металлсвязывающих лигандов будет усиливать абсорбцию всех двухвалентных катионов. Индуцируемые системы для повышенного всасывания питательных микроэлементов лучше всего понятны для железа, и действительно, хотя существование индуцибельной системы в кишечнике человека общепризнано, ее природа не так ясно изучена, как у растений и бактерий.Последние имеют индуцибельную систему, которая включает синтез членов гидроксаматной группы лигандов, связывающих железо.

    Генетика

    Генетика мембраносвязанной индуцибельной редуктазы двудольных растений была впервые изучена Weiss (8) с использованием одного из неэффективных по железу мутантов, которые время от времени появляются в программах селекции сои. В серии элегантных исследований Вайс (8) перекрестно привил побеги и подвои эффективных и неэффективных линий сои и показал, что признак выражен в корнях, но фенотип выражен в побегах.Позже было показано, что этот доминирующий главный ген контролирует активность редуктазы железа в мембране. Однако в селекционных программах весь полезный селекционный материал является диким типом и эффективным по железу в этом локусе. Последующая работа определила около 20 генов второстепенного действия, которые могут повысить эффективность содержания железа в соевых бобах; это имело важное значение для адаптации этой культуры к почвам с более высоким pH на Среднем Западе США. В одной и той же культуре было идентифицировано несколько генов с эффективностью цинка (9) и, вероятно, аддитивными (10).

    Из биосинтетического пути генетика синтеза PS потенциально довольно сложна, но Мори с соавторами (11,12) выяснили биохимию этого пути, и этапы были связаны с определенными сегментами хромосом ячменя. Локус на хромосоме 4HS кажется особенно важным. Lonergan (13) обнаружил, что этот локус контролирует концентрацию цинка в листьях в популяции удвоенных гаплоидов от скрещивания ячменя Sahara и Clipper. Этот локус контролирует синтез мугиновой кислоты из 2'-дезоксимугиновой кислоты (11).Он также тесно связан с геном основного эффекта, который обеспечивает эффективность марганца в ячмене (14), а также с гомеологичной областью ржи, которая придает не только часть свойства эффективности цинка, но также несет основной ген с доминирующим эффектом для КПД меди (15). Гомеологичные гены у твердой пшеницы также находятся в этом регионе. Эффективность марганца в ячмене и твердой пшенице включает как минимум два локуса между эффективными и неэффективными передовыми линиями селекции. Таким образом, за исключением главного гена продуктивности меди во ржи, эффективность агрономического железа, цинка и марганца в зерновых (и в немногих изученных двудольных), по-видимому, является полигенной.

    Загрузка генов

    Еще одно серьезное препятствие - перемещение железа из вегетирующих растений в зерно. У риса этот барьер чрезвычайно высок, его концентрация в листьях в 100 раз больше, чем в полированном рисе.

    До сих пор это обсуждение касалось поглощения катионов питательных микроэлементов из почвы корнями и / или вегетативными частями растения. Движение микронутриентов в зерно (и от побега к корню или от листа к листу) вовлекает флоэму, вторичную систему кровообращения растения, которая использует перемещение сока живых клеток от клетки к клетке ситовых трубок флоэмы.Для того чтобы катионы переходных металлов были растворимыми и переносились в соке живых клеток при pH 7,5–8,5, они должны иметь прочный комплекс. Многие природные лиганды в растениях были предложены для этой роли, включая ди- и трикарбоновые кислоты, аминокислоты, амиды и амины, и особенно никотианамин, который также является промежуточным продуктом в синтезе PS. Этапы процесса включают загрузку во флоэму, разгрузку, перенос через барьер между материнским и дочерним растениями и отложение в слое алейронов в виде моноферринового фитата.Lonergan (13) идентифицировал три локуса, связанных с загрузкой цинка в зерно ячменя: два от одного родителя удвоенной гаплоидной популяции и один от другого родителя. На каждый локус приходилось около одной трети увеличения содержания цинка в зерне; в совокупности наблюдалось увеличение примерно на 80% для генотипов с благоприятными аллелями во всех трех локусах по сравнению с генотипами без благоприятных аллелей. В популяции риса, в которой родители различались по концентрации железа в два раза, были задействованы четыре локуса (локусы количественных признаков) (16), а в бобах такое же количество было сообщено Beebe et al.(17). В обоих случаях был локус, общий с локусами, кодирующими загрузку цинка в зерно, тогда как другие локусы не были связаны. Интересно узнать, контролирует ли общий локус концентрацию никотианамина или какого-либо другого лиганда, который способен стабилизировать эти ионы металлов при высоких значениях pH.

    Возможны сравнения между системами млекопитающих и растений в их поглощении микроэлементов. Индуцируемое высокоаффинное поглощение растениями, находящимися в условиях дефицита питательных веществ, хорошо задокументировано, а в случае железа этот процесс хорошо изучен.У млекопитающих можно ожидать даже более сложных систем, но они, по-видимому, не так хорошо изучены, и требуется дальнейшая исследовательская деятельность в этой области. Гомология последовательностей белков-переносчиков катионов микронутриентов в группе растений / животных должна служить основанием для проведения дополнительных исследований аналогичных систем на растениях, животных и людях. С применением молекулярных методов наше понимание транспорта микроэлементов у животных должно быть быстрым.

    ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

    1.

    Stangoulis

    ,

    J. C. R.

    ,

    Reid

    ,

    R. J.

    ,

    Brown

    ,

    P. H.

    и

    Graham

    ,

    R. D.

    (

    2001

    )

    Planta

    213

    :

    142

    -

    146

    .2.

    Welch

    ,

    R. M.

    (

    1995

    )

    Микроэлементное питание растений

    .

    Crit. Rev. Plant Sci.

    14

    :

    49

    -

    82

    .3.

    Маршнер

    ,

    H.

    (

    1995

    )

    Минеральное питание высших растений

    , 2-е изд.

    Academic Press

    ,

    Лондон

    . 4.

    Rogers

    ,

    E. E.

    ,

    Eide

    ,

    D.

    и

    Guerinot

    ,

    M. L.

    (

    2000

    )

    Измененная селективность в транспортере металла Arabidopsis

    .

    Proc. Natl. Акад. Sci. США

    97

    :

    12356

    -

    12360

    . 5.

    Кюри

    ,

    C.

    ,

    Алонсо

    ,

    J. M.

    ,

    Le Jean

    ,

    M.

    ,

    Ecker

    ,

    J. R.

    и

    Briat

    ,

    J.-F.

    (

    2000

    )

    Участие Nramp1 из Arabidopsis thaliana в транспортировке железа

    .

    Biochem. J.

    347

    :

    749

    -

    755

    .6.

    Thomine

    ,

    S.

    ,

    Wang

    ,

    R.

    ,

    Ward

    ,

    JM

    ,

    Crawford

    ,

    NM

    и

    Schroeder

    ,

    JI

    (

    JI

    )

    Транспорт кадмия и железа членами семейства переносчиков растительных металлов в Arabidopsis с гомологией с генами Nramp

    .

    Proc. Natl. Акад. Sci. США

    97

    :

    4991

    -

    4996

    .7.

    Eide

    ,

    D.

    ,

    Broderius

    ,

    M.

    ,

    Fett

    ,

    J.

    и

    Guerinot

    ,

    ML

    (

    1996

    )

    Новый металл, регулируемый по железу транспортер из растений, идентифицированный по функциональной экспрессии в дрожжах

    .

    Proc. Natl. Акад. Sci. США

    93

    :

    5624

    -

    5628

    .8.

    Weiss

    ,

    M. G.

    (

    1943

    )

    Наследование и физиология эффективности использования железа в соевых бобах

    .

    Генетика

    28

    :

    253

    -

    268

    .9.

    Hartwig

    ,

    E. E.

    ,

    Jones

    ,

    W. F.

    и

    Kilen

    ,

    T. C.

    (

    1991

    )

    Выявление и наследование неэффективного поглощения цинка в сое

    .

    Crop Sci.

    31

    :

    61

    -

    63

    .10.

    Маджумдер

    ,

    М. Д.

    ,

    Ракшит

    ,

    С.C.

    и

    Borthakur

    ,

    D. N.

    (

    1990

    )

    Генетическое влияние на поглощение выбранных питательных веществ некоторыми сортами риса ( Oryza sativa L.) в почве с дефицитом фосфора

    .

    Растительная почва

    123

    :

    117

    -

    120

    . 11.

    Mori

    ,

    S.

    и

    Nishizawa

    ,

    N.

    (

    1989

    )

    Идентификация хромосомы 4H ячменя, возможный кодер генов синтеза мугиновой кислоты из 2'-дезоксимугиновой кислоты с добавлением пшеницы и ячменя линии

    .

    Physiol растительных клеток.

    30

    :

    1057

    -

    1061

    .12.

    Mori

    ,

    S.

    ,

    Kishi-Nishizawa

    ,

    N.

    и

    Fujigaki

    ,

    J.

    (

    1990

    )

    Идентификация хромосомы 5R ржи как носителя гена мугина синтазы и синтазы 3-гидроксимугиновой кислоты с использованием линий добавления пшеницы и ржи

    .

    Jpn. J. Genet.

    65

    :

    343

    -

    352

    .13.

    Lonergan

    ,

    P. F.

    (

    2001

    )

    Генетическая характеристика и QTL-картирование цинкового питания ячменя ( Hordeum vulgare )

    .

    к.э.н. диссертация, Университет Аделаиды

    ,

    Австралия

    . 14.

    Pallotta

    ,

    M. A.

    ,

    Graham

    ,

    R. D.

    ,

    Langridge

    ,

    P.

    ,

    Sparrow

    ,

    D. H. B.

    и

    Barker

    ,

    S.J.

    (

    2000

    )

    RFLP картирование эффективности марганца в ячмене

    .

    Теор. Прил. Genet.

    101

    :

    1100

    -

    1108

    .15.

    Graham

    ,

    R. D.

    (

    1984

    )

    Селекция по питательным характеристикам зерновых

    .

    Успехи в питании растений, вып. 1

    (

    Tinker

    ,

    B.

    и

    Lauchli

    ,

    A.

    ред.), Стр.

    57

    -

    102

    .

    Praeger Publishing

    ,

    Нью-Йорк

    . 16.

    Gregorio

    ,

    G. B.

    ,

    Senadhira

    ,

    D.

    ,

    Htut

    ,

    T.

    и

    Graham

    ,

    R. D.

    (

    2000

    )

    Food Nutr. Бык.

    21

    :

    382

    -

    386

    . 17.

    Beebe

    ,

    S.

    ,

    Gonzalez

    ,

    A. V.

    и

    Rengifo

    ,

    J.

    (

    2000

    )

    Исследование микроэлементов в фасоли обыкновенной

    .

    Food Nutr. Бык.

    21

    :

    387

    -

    391

    . 18.

    Romheld

    ,

    V.

    (

    1987

    )

    Различные стратегии получения железа у высших растений

    .

    Physiol. Завод

    70

    :

    231

    -

    234

    . 19.

    Уил

    ,

    М.S.

    ,

    Heller

    ,

    LI

    ,

    Norvell

    ,

    WA

    и

    Welch

    ,

    RM

    (

    2001

    )

    Обращенно-фазовое жидкостное хроматографическое определение поглощения фитометаллофоров из Стратегии II Fe Флуоресценция 9-флуоренилметилхлорформиата

    .

    J. Chromatogr.

    A 942

    :

    177

    -

    183

    .

    Сокращения

    • Fe (II)

    • Fe (III)

    • PS

    © 2003 Американское общество диетологии

    Аналитические методы определения следовых элементов

    2 Спектроскопические методы

    2.1 Атомно-абсорбционная спектрометрия

    FAAS - один из наиболее обычных методов определения следов ионов металлов из-за относительной простоты и дешевизны оборудования. В этом методе образец помещается в пламя, где он диссоциирует на составляющие атомы. Электромагнитное излучение в УФ / видимой части спектра проходит через пламя и частично поглощается атомами. Методика для большинства элементов хорошо известна и позволяет использовать методику FAAS для определения микроэлементов непосредственно в материалах различных образцов [10, 11, 12].Однако во многих случаях доступное аналитическое оборудование не обладает достаточной чувствительностью для анализа природных проб и страдает от матричных помех. Было разработано несколько процедур для концентрирования и отделения следов металлов, необходимых перед инструментальным определением, чтобы снизить пределы обнаружения, повысить точность и точность аналитических результатов и привести концентрацию аналита в динамический диапазон детектора. Методы концентрирования, такие как экстракция растворителем, ионный обмен, адсорбция и соосаждение, часто использовались для анализа следов свинца, кадмия, меди, кобальта, хрома, никеля, олова, золота, палладия, железа и цинка в различных исследовательских материалах [13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20].Метод соосаждения полезен для концентрирования микроэлементов металлов и является одним из наиболее эффективных способов концентрирования, а также отделения микроэлементов от матрицы образца. Для определения Cr (III), Cu (II), Fe (III), Pb (II), Pd (II) и Zn (II) в образцах пищевых продуктов использовали оксим Ni (II) -α-бензоина в качестве агента соосаждения может успешно применяться без слишком длительного продления процедуры [21]. Жидкостно-жидкостная экстракция, при которой аналит переносится из водной пробы в несмешивающийся с водой растворитель, широко используется для приготовления проб.Экстракция до точки помутнения (CPE), аналогичная жидкостно-жидкостной экстракции, перенос аналита из водной пробы в несмешивающийся с водой растворитель, широко используется для подготовки проб и сочетается с методом ААС. CPE основан на свойстве поверхностно-активных веществ образовывать мицеллы, которые при определенных условиях (температуре и концентрации) разделяются на две фазы: фазу малого объема, богатую поверхностно-активными веществами, и большую водную фазу. Гидрофобные комплексы металлических элементов, присутствующие в таких средах, захватываются гидрофобным мицеллярным ядром и экстрагируются в фазе, богатой поверхностно-активными веществами, которая направляется на детектор AAS.Небольшой объем фазы, богатой поверхностно-активными веществами, полученный после методологии CPE, кажется идеальным для сочетания с электротермическим ААС, даже несмотря на то, что существуют применения CPE в сочетании с FAAS [16].

    Тем не менее, вышеупомянутые методы требуют больших затрат времени и, по крайней мере, некоторых химических добавок и сложного оборудования. Миниатюризация методов жидкостной экстракции может быть достигнута за счет резкого уменьшения объема фазы экстрагента за счет однокапельной микроэкстракции, жидкофазной микроэкстракции с полым волокном и дисперсионной жидкостно-жидкостной микроэкстракции (DLLM), позволяющих разделять и концентрировать органические и неорганические загрязнители в один шаг.В связи с необходимостью объема образца от 2 до 4 мл для анализа FAAS, может применяться система ввода микропроб (MIS) в случае небольших объемов, полученных после методов концентрирования [17, 22]. Разделение и предварительное концентрирование в оперативном режиме, основанное на адсорбции аналита на подходящем материале, представляющем твердую фазу (ТФ), с последующей стадией элюирования, направленной на детектор FAAS, позволяет использовать широкий спектр сорбентов, хелатирующих агентов и элюентов. ; он также легко реализуется и контролируется.Аналиты могут удерживаться в их комплексных или ионных формах на сорбентах или функционализированы определенными лигандами. Для онлайн-системы разделения или предварительного концентрирования требуется стабильный материал, упакованный в мини-колонки, размещенный сразу после клапана впрыска или его контура отбора проб. Благодаря высокому коэффициенту обогащения, высокой степени извлечения, низкой стоимости, низкому потреблению органических растворителей и возможности сочетания с различными методами обнаружения, SP-экстракция (SPE) обычно сочетается с FAAS. Аналитические параметры, такие как селективность, сродство и емкость, зависят от сорбента, выбранного для ТФЭ.В качестве сорбентов для онлайн-концентрирования можно использовать различные материалы: модифицированный силикагель, модифицированные хитозановые смолы, хелатирующие смолы, магнитные наночастицы, углеродные материалы, целлюлозу и мембрану из яичной скорлупы.

    Из-за высокого отношения поверхности к объему, простых процедур дериватизации и уникальной термической и механической стабильности углеродные нанотрубки (УНТ) привлекли большое внимание. УНТ имеют диаметр от долей до десятков нанометров и длину не более нескольких микрометров.Площадь поверхности составляет от 150 до 1500 м 2 2 / г, что является основой для использования в качестве хороших сорбентов. Для повышения селективности УНТ могут быть функционализированы различными органическими молекулами. Однако УНТ необходимо модифицировать определенным лигандом для улучшения характеристик сорбентов за счет увеличения емкости и селективности сорбента [15]. Хелатирующие смолы обладают превосходной селективностью по отношению к экстракции растворителем и ионному обмену из-за их тройной функции: ионного обмена, образования хелатов и физической адсорбции.Атомы функциональной группы, способные образовывать хелатные кольца, обычно включают кислород, азот и серу. На свойства селективности и сорбции этих смол могут влиять различные факторы: химическая активность комплексообразующей группы, природа и вид ионов металлов, pH раствора, ионная сила или полиметрическая матрица [23].

    Среди других углеродных материалов углеродные точки (CD) оказались селективным и чувствительным методом разделения и определения Cr в различных образцах.Благодаря уникальным физическим и химическим свойствам функционализированные CD могут способствовать адсорбции аналитов вследствие электростатического взаимодействия, анионного обмена, хелатного взаимодействия или физической структуры и могут использоваться в SPE в качестве материала для разделения и концентрирования в онлайн или автономном режиме. Новые водорастворимые компакт-диски, покрытые разветвленным полиэтилениминовым полимером с экстракцией дисперсных частиц в сочетании с методом отбора проб суспензии и последующим обнаружением FAAS, были использованы на Cr (VI).ЦД, модифицированные катионным поверхностно-активным веществом, способствующим образованию мелких капель во время процессов аспирации и распыления, действовали как селективный сорбент для разделения и концентрирования Cr (VI), повышая чувствительность его определения [19].

    Интересным решением для методики элементного анализа FAAS является модификация оборудования и использование AAS с термораспылительной пламенной печью (TS-FF), повышающее эффективность ввода пробы. В этом случае TS-FF, состоящего из никелевой трубки, раствор образца распыляется через керамический капилляр в стандартную головку горелки прибора FAAS, на которую помещается трубка [24].По сравнению со стандартными системами FAAS, TS-FF вводит полную пробу в распылитель и обеспечивает гораздо более длительное время пребывания пробы в пламени. В результате чувствительность измерений может возрасти на порядок [25].

    Для определения элементов, образующих гидриды или летучие соединения (As, Bi, Ge, Pb, Se, Sb, Sn, Te, Hg, Cd, Co, Cu, Ag, Au), используется система химического парообразования (CVG). применяется для различных образцов. Прямой перенос летучих соединений в любой распылитель устраняет необходимость в других этапах, кроме распыления, тем самым улучшая чувствительность.В отличие от ETAAS, метод FAAS совместим с онлайн-системами генерации летучих видов. Аналиты легко предварительно концентрируются перед распылением за счет улавливания непосредственно на пламенном распылителе. Хотя есть решения по объединению CVG для обоих методов: FAAS и ETAAS [26].

    ETAAS отличается от FAAS использованием гораздо более высоких температур распыления, которые достигают до 3000 K. FAAS обычно используется для определения низких концентраций элементов (например, Al, Ca, Co, Cr, As, Cd, Cu, Fe, Mn, Ni, Pb, Zn) [27, 28, 29, 30, 31, 32] и могут применяться без необходимости предварительного концентрирования аналитов.Обычно измерения проводятся только для одного или двух элементов [33, 34]. Однако можно анализировать относительно небольшие количества твердых и жидких проб. Этот метод, как и FAAS, имеет различные типы помех, включая фоновое поглощение, матричный эффект на значения атомного поглощения и различия химической формы в элементах. Существуют различные инструменты, используемые для устранения или уменьшения этих помех: предварительная минерализация образца, отделение определяемых элементов от мешающих компонентов, химические модификаторы, коррекция фона эффекта Зеемана, а также устройства с разделенной зоной испарения и распыления, включая графитовый «фильтр». печь »(ПП) распылитель и львовская площадка.

    Графит - наиболее часто используемый материал в ETAAS. Из-за пористости его поверхности в подповерхностном агломерате в трубках присутствуют различные частицы. Как следствие, наблюдалось несколько изменений коррозии, когда трубы подвергались воздействию различных соединений. Из-за поверхностной и глубокой коррозии трубы и платформы их общий срок службы может быть значительно сокращен. Обычно химические модификаторы наносят на графитовую печь путем добавления в раствор вместе с образцом или стандартами или после них.Но химические модификаторы можно также наносить в виде металлического осадка на поверхность графитовой трубки или на платформе Львова, действуя как постоянный модификатор и делая возможными этапы пиролиза и распыления без повторения обработки трубки или платформы. Было продемонстрировано, что электроосажденные благородные металлы могут служить в качестве постоянных модификаторов за счет интеркаляции и оставаться вблизи поверхностной области трубки в течение всего срока службы трубки. Это наблюдение позволило развить постоянную эффективность различных модификаторов [35].Рекомендуется несколько перманентных модификаторов - благородные металлы, а также их смеси менее летучих металлов: палладий, молибден, магний, молибден-иридий, молибден-рутений, ванадий, иридий, рутений, ванадий-иридий, ванадий-рутениевый, вольфрам, вольфрам. -ванадий и вольфрам-магний [36]. В случае жидких образцов палладий и вольфрам успешно использовались [37, 38, 39], а прямое определение сурьмы в твердых образцах оказалось неэффективным [40]. Проблемы с определением мышьяка и сурьмы возникают из-за фоновых спектральных помех и могут быть решены путем выбора альтернативных аналитических линий с использованием источника непрерывного излучения высокого разрешения (HR-CS) ETAAS или путем применения комбинации зеемановского фона. исправление вместе с выбором соответствующего модификатора.

    По сравнению с платформой, графитовый распылитель FF обеспечивает увеличение чувствительности. Фильтрация распыленного образца через пористый графит улучшает работу распылителя FF, поскольку во время этого процесса молекулярные частицы удаляются из объема распыления. Более широкий диапазон объемов проб, которые могут быть введены в графитовый распылитель FF, обеспечивает дополнительное преимущество этого распылителя по сравнению с платформой. Использование FF с химическим модификатором Pd-Mg при определении Pb, As и Cd во время прямого анализа методом ET AAS в различных образцах пищевых продуктов обеспечило почти двукратное повышение чувствительности по сравнению с обычной нагревательной графитовой печью с платформой.Кроме того, он значительно устранил матричные эффекты, включая фоновое поглощение [29].

    Основным недостатком анализа твердых образцов ETAAS и FAAS является этап предварительной обработки образца, который часто является наиболее трудоемким и проблематичным (например, неполное растворение, осаждение нерастворимого аналита, потеря элементов при нагревании, загрязнение). Общую концентрацию аналита можно определить после кислотного разложения или плавления щелочей. Растворение образцов с помощью микроволн обычно используется для растворения образцов, но, за исключением некоторых очевидных преимуществ, оно по-прежнему вызывает некоторые проблемы (стоимость, короткий срок службы сосудов для разложения, взрывы, потери и загрязнение, длительное время охлаждения, небольшой объем образца, коррозия деталей, изготовленных с помощью микроволн. , постоянный контроль во время пищеварения), которые преувеличиваются при анализе микроэлементов.Идеальный метод анализа твердых образцов должен исключить растворение образца, сводя к минимуму подготовку образца и улучшая аналитические результаты. Отбор твердых проб может применяться к материалам с различной физической структурой, тогда как отбор проб пульпы зависит от размера и структуры анализируемых частиц. В обоих случаях использование соответствующей смеси модификаторов и оптимизированных температур пиролиза и распыления в конечном итоге позволяет избежать фонового поглощения, вызванного сложной матрицей.Отбор проб пульпы или твердых веществ методом ETAAS широко используется для анализа биологических материалов, отложений и суспензий почвы, чтобы упростить подготовку проб и избежать проблем, связанных с процедурами растворения проб [34, 41, 42]. Метод ETAAS с отбором твердых проб в графитовую печь обеспечивает быстрое и надежное определение металлов в почвах или осадках, обеспечивая строгий контроль эффективности отбора проб, размера частиц, количества частиц, присутствующих во введенном объеме, гомогенности аналита, суспензионной среды, концентрации суспензии. , перемешивание и глубина образца.При анализе проб окружающей среды путем отбора твердых проб использовалось либо двухступенчатое распыление с использованием постоянных модификаторов, либо отбор проб навозной жижи. ETAAS-анализ летучих элементов (таких как мышьяк или сурьма), которые испаряются в виде оксидов при температуре печи графита выше 400 ° C, требует использования химических модификаторов (например, благородных металлов: палладия, никеля и нитратов магния, высокая плавление карбидов вольфрама или циркония или их смесей), стабилизирующее аналит и облегчающее удаление матрицы за счет повышения температуры распыления.Даже ETAAS с введением суспензии образцов в графитовую печь обеспечивает быстрое и надежное определение металлов; Следует отметить, что это значительно сокращает срок службы пробирок и снижает объем проб. Использование процедуры экстракции с помощью ультразвука может позволить избежать этих проблем, поскольку матрица образца не вводится в распылитель, что позволяет избежать накопления углеродистых остатков или силикатов на графитовой платформе [43].

    HR-CS AAS - это инновация, улучшающая производительность AAS.После того, как Уолш ввел в 1955 г. технику ААС, использование спектральной линии вместо CS было необходимо из-за необходимого спектрального разрешения, которое не было достигнуто с доступными в то время монохроматорами [44]. Вместе с эффективным корректором фона (например, коррекция фона методом наименьших квадратов) он применялся для анализа многих аналитов в большом количестве образцов [45, 46, 47].

    HR-CS AAS - ценный инструмент, так как позволяет видеть спектральную среду аналитической линии с высоким разрешением.При использовании линейного источника ETAAS с коррекцией фона на основе эффекта Зеемана наблюдается высокий сигнал, указывающий на наличие спектральных помех для свинца в образцах удобрений. Из-за этой интерференции невозможно определение свинца на длине волны 217,0 нм из-за присутствия монооксида фосфора (PO) в магнитном поле и расщепления вращательных линий молекулярного спектра. Поглощение фона без магнитного поля и с магнитным полем неодинаково, что приводит к ошибкам коррекции фона.HR-CS ETAAS - это инструмент, который позволяет исследовать эти помехи из-за видимости спектральной среды аналитической линии с высоким разрешением. С помощью HR-CS ETAAS можно обнаружить наличие спектральных помех (S и N) и сохранение спектров двухатомных молекул с вращательной тонкой структурой, которые совпадают по времени и спектру с поглощением аналита [46]. Чтобы устранить тонкоструктурированный фон с помощью коррекции фона методом наименьших квадратов, обязательно идентифицировать молекулу, которая ответственна за спектральную интерференцию.Затем эталонный спектр мешающей молекулы записывается и вычитается из спектра пробы, и получается спектр чистого аналита. Тонкоструктурированный фон зависит от химического состава каждого образца. В случае мышьяка спектральные помехи были скорректированы с использованием эталонного спектра, полученного из NaCl и PO, в то время как в случае селена NO и PO эталонные спектры использовались для коррекции интерференции [48]. В обоих случаях удалось получить точные результаты.Молекулы серы и азотсодержащие составляли тонкоструктурированный фон, который полностью корректировался при определении свинца. Используя наиболее чувствительную линию 217.001 нм, наблюдались некоторые неизвестные спектральные помехи. Использование HR-CS ETAAS позволило проверить, что при расщеплении образцов не удалось избежать спектральных помех, поскольку расщепленные образцы имели тонкоструктурированный фон, аналогичный образцам, приготовленным в виде суспензии. Сравнивая HR-CS ETAAS и линейный источник ETAAS с коррекцией фона на основе эффекта Зеемана, результаты можно считать аналогичными, что указывает на то, что последний метод смог в разумной степени скорректировать обнаруженные здесь спектральные помехи [46].

    2.2 Атомно-эмиссионная спектрометрия с индуктивно связанной плазмой

    ICPAES, также называемый оптической эмиссионной спектрометрией с индуктивно связанной плазмой (ICPOES), предоставляет отличные возможности для определения микроэлементов с высокой чувствительностью. Это происходит из-за очень высоких температур (до 8000 K) плазмы, используемой для распыления аналита, присутствующего в образце. ICP создается газообразным аргоном, который ионизируется в сильном электромагнитном поле и течет по определенной осесимметричной схеме в направлении магнитного поля радиочастотной катушки.Стабильная плазма образуется в результате столкновений нейтральных атомов аргона с заряженными частицами. Когда образец вводится в плазму, он сразу же сталкивается с электронами и заряженными ионами и распадается на заряженные ионы. Различные молекулы распадаются на соответствующие атомы, которые затем теряют электроны и повторно рекомбинируют в плазме. Возбужденные атомы испускают электромагнитное излучение на длинах волн, характерных для конкретного элемента. Интенсивность этого излучения указывает на концентрацию элемента в образце и регистрируется фотоумножителем или полупроводниковым детектором.

    Даже ICPAES имеет такие же пределы обнаружения, что и FAAS; он может обнаруживать множество элементов одновременно и имеет гораздо больший динамический диапазон. С другой стороны, ICPAES страдает от множества помех и намного дороже, чем методы AAS. Поскольку состояние ICP изменяется элементами матрицы из раствора пробы, это может повлиять на интенсивность сигналов, полученных из аналитических элементов. При анализе растворов с высокой вязкостью вводимый объем пробы может быть непостоянным, что может привести к не воспроизводимым аналитическим результатам или более высокому пределу обнаружения.Следовательно, исследование влияния матричных элементов и высокой вязкости образца необходимо для точного, чувствительного и воспроизводимого определения методом ICPAES. Одним из решений для уменьшения влияния некоторых матричных элементов может быть испарение Cl - и CO 3 2 - ионы, уменьшение вязкости образца и понижение pH образца или разложение органических соединений, присутствующих в образце.Этого можно было добиться с помощью обработки паром H 2 SO 4 [49].

    Не без значения уровень предела обнаружения, который делает этот метод непригодным для прямого анализа чрезвычайно низких уровней элементов. Следовательно, перед обнаружением с помощью ICPAES требуется эффективный этап концентрирования, аналогично тому, как в анализе FAAS, описанном ранее [50, 51]. В этом случае необходимо всегда оптимизировать и исследовать различные факторы, влияющие на процесс концентрирования, такие как объем пробы, концентрация элюента, скорость потока пробы и элюента, а также точность метода.

    2.3 Масс-спектрометрия с индуктивно связанной плазмой

    ICPMS широко используется в рутинном многоэлементном определении на уровне следов и сверхследов в жидких пробах с различным матричным составом. Использование методов разделения и обогащения аналитов улучшает пределы обнаружения с уровня менее мкг / л даже до уровня менее мкг / л. Благодаря превосходной чувствительности, низким пределам обнаружения, возможности определения изотопов и небольшому объему образца ICPMS, широкий динамический диапазон широко используется в клинической и биологической [52, 53, 54], пищевой [55, 56] окружающей среде, геологии, промышленности. анализа [57, 58, 59], а также в различных задачах [60].Большая часть описанного в литературе элементного анализа с использованием ICPMS относится к легкодоступным материалам [61, 62, 63], но большая часть также относится к ограниченным образцам [64].

    В методе ICPMS образец ионизируется в том же типе аргоновой плазмы, что и в методе ICPAES. На первом этапе процесса жидкий образец распыляется с помощью эффективного распылителя, превращая его в мелкодисперсный аэрозоль, который затем транспортируется с аргоном в горелку ICP. В плазме распыленная водная матрица и химические соединения испаряются, молекулы диссоциируют на атомные составляющие, а затем ионизируются на положительно однозарядные ионы.Ионы извлекаются из аргоновой плазмы в масс-анализаторы: квадрупольный (QMS), секторное поле двойной фокусировки (SFMS) и время пролета (TOFMS). В масс-анализаторе ионы разделяются в соответствии с их отношением массы к заряду или отношением энергии к заряду в приборах SF с двойной фокусировкой. Разделенные ионные пучки регистрируются фотоумножителем или чашками Фарадея.

    Среди большого разнообразия систем ввода проб, разработанных для ICPMS, наиболее распространенной и наиболее экономичной является распыление жидких растворов.Следовательно, существует необходимость предварительного разложения твердых образцов, что является очень важным этапом для всей аналитической процедуры. Разработано множество различных систем ввода жидких проб [65, 66, 67]. Наиболее часто для минерализованных проб используется пневматический распылитель (концентрический, поперечный, с V-образной канавкой, звуковой распылитель или мульти-микроспрей) в сочетании с распылительной камерой (двухпроходной, однопроходной и циклонной) со скоростью поглощения раствора 0,5. –2 мл / мин и очень низкая эффективность транспорта (1–20%) [68].Более высокая эффективность ввода пробы обеспечивается за счет использования высокоэффективных распылителей, таких как ультразвуковые распылители [69, 70] или электротермического испарения, что позволяет проводить пробоподготовку и концентрирование in situ [71, 72]. Благодаря определению микроэлементов в микро- или нанолитрах образца, также доступны микронебулайзеры со скоростью поглощения раствора 0,1 мкл / мин, что является большим преимуществом из-за уменьшения проблем загрязнения (эффекты памяти, осаждение, засорение) или некоторые помехи, вызванные растворителями или возможностью сочетания с такими методами, как электрофорез, требующими низкого расхода образца.

    Помимо очень высоких затрат, метод ICPMS имеет множество преимуществ: чувствительность, очень низкий предел обнаружения, пропускную способность, многоэлементный анализ и изотопную информацию, даже несмотря на то, что он страдает от атомных и молекулярных изобарических и многоэлементных помех [73, 74] . Этого можно избежать, просто выбрав изотоп без интерференции в случае мультиизотопных элементов, путем вычитания пробелов, соответствующей подготовки образца [75], использования математической коррекции [76], условий холодной плазмы [77], использование технологии коллизионных или реакционных ячеек [78, 79, 80, 81] или использование масс-спектрометров высокого разрешения, которые разрешают элементы и помехи.Чтобы преодолеть некоторые физические помехи, часто используется внутренний стандарт, метод добавления стандарта, выбор системы ввода образца или просто разбавление образца [62, 82, 83, 84]. Чрезвычайно важным для достигнутых пределов обнаружения (LOD), а также точности (RSD) измерений является тип масс-анализатора, используемый в системе ICPMS. Образцы с комплексной матрицей являются источником многих помех. Из-за обычно используемого низкого разрешения квадрупольные анализаторы имеют множество ограничений по сравнению с системами с масс-анализаторами высокого разрешения [85, 86, 87, 88].

    Некоторые из наиболее воспроизводимых и точных аналитических измерений, достигнутых сегодня, достигаются благодаря сочетанию ICPMS с методологией количественного определения изотопного разбавления (таблица 1).

    Таблица 1:

    Обзор аналитических характеристик выбранных методов, используемых для определения микроэлементов.

    Образец Аналит Техника LOD [мкг л -1 ] RSD [%] Ссылка
    Продукты питания, природные воды Cr (III), Cu (II), Fe (III), Pb (II), Pd (II), Zn (II) Совместное осаждение FAAS 0.1–5,3 <5 20
    Водопроводная вода, подземные воды, промышленные стоки Cr (VI), Pb (II) DLLM MIS-FAAS 0,037–0,054 <4 22
    Фрукты (яблоко, виноград, нектарин, стручковая фасоль, дыня) Cu (II) Функционализированные УНТ FAAS 0,65 3 15
    Окружающая среда (пробы воды) Cr (VI) CD FAAS 0.21 2,8 19
    Вода биологическая (волосы, ногти), печень Zn (II) Поток впрыска FAAS 2,2 <1,2 23
    Фруктовые соки, морская вода Cu Хелатирование подать в отставку TS-FFAAS 0,15 2,7–6 25
    Вино, пиво, молоко, кефир, йогурт, сок, лимонад Pb, As, Cd FF-ETAAS 0.1–2,0 3–6 27
    Соки, пиво алкогольное Sn (IV) CPE FAAS 0,33 2,1–6,2 16
    Масло растительное, образцы жиров Mn, As, Pb, Cu, Cd, Zn FF ETAAS 4–0,8 3–8 28
    Уксус КД ETAAS 0.004 1,07–2,33 32
    Вода Многоэлементный SPE ICPAES 0,01–0,39 1,2–2,2 50
    Жидкости организма Cr, Ni, Al, V H 2 SO 4 дым ICPAES 1–2 1 49
    Жидкости организма Al, Be, Cd, Co, Cr, Hg, Mn, Ni, Pb, V SF ICPMS 0.001–0,05 1–5 61
    Речная вода Pb, As, Cu, Hg Вольтамперометрия для снятия изоляции 0,07–0,4 2–12 113
    Водопроводная вода As (III) Алмазная вольтамперометрия, легированная бором 1,5 4,56 111
    Пресная и морская вода Ir (III) Каталитическая адсорбционная вольтамперометрия 0.002 6 117
    Атмосферные фильтры Многоэлементный TXRF 0,0003–0,009 123
    2.3.1 Масс-спектрометрия с индуктивно связанной плазмой с изотопным разведением (ID-ICP MS)

    Возможность измерения точных и точных соотношений изотопов с помощью ICPMS применяется при определении концентраций элементов методом изотопного разбавления (ID), который считается основным методом измерений.ID ICPMS обеспечивает возможность абсолютного количественного определения элементов с двумя или более изотопами в любом материале образца. К пробе добавляют один или два обогащенных изотопных индикатора интересующего элемента в известных концентрациях. Определение выполняется после точного перемешивания путем измерения измененных соотношений изотопов в смеси пробы с добавками по сравнению с таковыми в образце и высокообогащенном изотопном индикаторе. Прецизионность и точность концентраций микроэлементов, определенных ID ICPMS, находятся в низком процентном диапазоне [72, 89, 90, 91].Другими преимуществами метода IDMS являются отсутствие необходимости в коэффициенте предварительного концентрирования или разбавления после достижения полного изотопного уравновешивания между образцом и пиком, а также отсутствие влияния чувствительности прибора на конечное значение концентрации элемента [92, 93]. IDMS хорошо документирована для проведения полного элементного анализа.

    2.4 Лазерная абляция ICPMS

    Прямой отбор твердых образцов возможен с помощью системы ICPMS благодаря применению лазерной абляции (LA).Этот метод основан на абляции поверхности материала образца с помощью фокусирующего лазерного луча. Сначала образец помещается в специальную ячейку для абляции, изолирующую его от окружающей среды. Затем материал удаляется, и образовавшийся сухой аэрозоль вводится в плазму с помощью потока газа, что позволяет проводить анализ поверхности или глубинный анализ исследуемых материалов. Различные ячейки абляции с разными внутренними объемами и геометрией, в основном в зависимости от размеров образца, влияют на общую эффективность транспортировки и профиль сигнала.Объем абляционной ячейки в основном влияет на дисперсию сигнала [94].

    LA ICPMS не полностью подходит для количественного анализа, в основном из-за эффектов фракционирования и постоянного отсутствия адекватных стандартных материалов для широкого спектра образцов [95, 96]. Длина волны лазера, длительность импульса, мощность и размер пятна влияют на фракционирование во время процесса LA. Размер аэрозоля определяет гранулометрический состав образующегося аэрозоля из-за его химического состава, эффективности переноса и разложения в ICP.Тепловой характер процесса LA может приводить к образованию агломератов и расплавленных сферических частиц разных размеров в зависимости от длины волны лазера.

    Матричные эффекты могут возникать в процессе абляции, во время переноса аэрозоля в плазму или в процессе ионизации в плазме. Следовательно, калибровка LA ICPMS должна обеспечивать возможность компенсации этих различий между образцами и стандартами для получения количественных данных. Существует несколько стратегий калибровки для LA ICPMS; к ним относятся метод внутреннего стандарта, внешняя калибровка, добавление стандарта, изотопное разбавление или стандарты, согласованные с матрицей [96, 97, 98].Кроме того, использование масс-спектрометрии с изотопным разбавлением в сочетании с LA ICPMS позволяет проводить точный, точный и эффективный по времени количественный анализ микроэлементов в порошкообразных образцах с использованием различных стратегий калибровки изотопного разбавления.

    LA ICPMS становится одним из наиболее важных методов прямого анализа для быстрого и чувствительного определения стабильных и радиоактивных изотопов на твердых поверхностях [99]. LA ICPMS позволяет избежать влажного разложения образца, а также риска загрязнения во время подготовки образца.Фактически, он не требует или почти не требует подготовки пробы и предлагает очень хорошую пропускную способность и меньшие спектральные помехи. Существенной особенностью LA является высокое пространственное разрешение от 10 до 100 мкм для наносекундных лазеров и ниже 1 мкм для фемтосекундных лазеров с очень низким захватом образца в пикограммах. Такой микродеструктивный характер методики важен в случае уникальных образцов [100, 101, 102, 103]. LA ICPMS использовалась для получения изображений распределения элементов в различных материалах, в основном в клинических и биологических образцах [104].Сложной задачей LA ICPMS для будущих приложений является анализ отдельной клетки или частицы с интересными приложениями в биологии и материаловедении.

    Ссылки

    [1] IUPAC. Сборник химической терминологии, 2-е изд. («Золотая книга»). Составлено A.D. McNaught и Wilkinson A, Blackwell Scientific Publications, Oxford 1997, исправленная онлайн-версия XML: http://goldbook.iupac.org 2006–2014, Jirat J, Kosata B; обновления составлены А. Дженкинсом. ISBN 0-9678550-9-8.DOI: 10.1351 / goldbook. Искать в Google Scholar

    [2] Thiers RE. Загрязнение при анализе следов и его контроль. В: Глик Д., изд. Методы биохимического анализа. Том V, Interscience Publishers Inc., Нью-Йорк, 1957, стр. 273–337. Искать в Google Scholar

    [3] Orecchio S, Amorello D, Raso M, Barreca S, Lino C, Di Gaudio F. Определение микроэлементов в безглютеновой пище для людей с глютеновой болезнью с помощью ICP-MS. Microchem J 2014, 116, 163–72. Искать в Google Scholar

    [4] Nowak S, Gesell M, Holtkamp M, Scheffer A, Sperling M, Karst U, Buscher W.Оптическая эмиссионная спектрометрия с индуктивно связанной плазмой с низким потоком газа для анализа образцов пищевых продуктов после микроволнового разложения. Таланта 2014, 129, 575–8. Искать в Google Scholar

    [5] Badocco D, Lavagnini I, Mondin A, Tapparo A, Pastore P. Предел обнаружения при наличии инструментальных и неинструментальных ошибок: изучение возможных источников ошибок и применение к анализу 41 элемент на следовых уровнях методом ICP-MS. Spectrochim Acta Часть B 2015, 107, 178–84. Искать в Google Scholar

    [6] Батлер О., Кэрнс В.Р.Л., Кук Дж., Дэвидсон К.М.Обновление атомной спектрометрии. Экологический анализ. J Anal At Spectrom 2013, 28, 177–216. Искать в Google Scholar

    [7] Taylor A, Branch S, Day M, Patriarca M, White M. Обновление атомной спектрометрии. Клинические и биологические материалы, продукты питания и напитки. J Anal At Spectrom 2008, 23, 595–646. Искать в Google Scholar

    [8] Эль Ати-Хеллал М., Хеллал Ф., Хедхили А. Применение планов Плакетта-Бермана и Дёлерта для оптимизации анализа селена в плазме с помощью электротермической атомно-абсорбционной спектрометрии.Clin Biochem 2014, 47, 95–100. Искать в Google Scholar

    [9] Завиша Б., Пытлаковска К., Фейст Б., Половняк М., Кита А. Ситко Р., Определение редкоземельных элементов спектроскопическими методами: обзор. J Anal Atomic Spectrom 2011, 26, 2373–90. Искать в Google Scholar

    [10] Вахид С., Рахман С., Сиддик Н. Добавки кальция как источник микроэлементов: адекватность и безопасность добавок с витамином С, витамином D и фосфатными составами. Appl Radiat Isot 2014, 89, 134–40.Искать в Google Scholar

    [11] Рахман С., Вахид С. Уровни меди и цинка в крови и последствия сердечно-сосудистых осложнений: исследование INAA и FAAS. J Radioanal Nucl Chem 2011, 287, 657–64. Искать в Google Scholar

    [12] Сидик Н., Маджид А., Чаудри М.М. Туфаил М. Определение тяжелых металлов в пыли кондиционеров с помощью FAAS и INAA. J Radioanal Nucl Chem 2012, 292, 219–27. Искать в Google Scholar

    [13] Korn MGA, De Andrade JB, de Jesus DS, Lemons VA, Bandeira MLSF, dos Santos WNL, De Almeida Bezerra M, Amorin FAC, Souza AS, Ferreira SLC.Процедуры разделения и концентрирования для определения свинца с использованием спектрометрических методов: обзор. Таланта 2006, 69, 16–24. Искать в Google Scholar

    [14] Пыжинская К., Килиан К. Он-лайн сорбционные системы для определения кадмия с помощью детекторов атомной спектрометрии. Water Res 2007, 41, 2839–51. Искать в Google Scholar

    [15] Rezvani M, Ebrahimzadeh H, Aliakbari A, Khalilzadeh A, Kasaeian M, Amini M. Новые модифицированные углеродные нанотрубки в качестве селективного сорбента для концентрирования и определения следов ионов меди в образцах фруктов.J сен Sci 2014, 37, 2559–65. Искать в Google Scholar

    [16] Гуркан Р., Алтунай Н. Определение общего содержания Sn в некоторых банках с напитками методом FAAS после разделения и концентрирования. Food Chem. 2015, 177, 102–10. Искать в Google Scholar

    [17] Ozdemir C, Sacmci S, Kartal S, Sacmaci M. Определение золота и палладия в образцах окружающей среды с помощью FAAS после предварительной обработки дисперсной жидко-жидкостной микроэкстракцией. J Ind Eng Chem 2014, 20, 4059–65. Искать в Google Scholar

    [18] Пурджавид М.Р., Арабие М., Юсефи С.Р., Джамали М.Р., Резаи М., Хоссейни М.Х., Сехат А.А.Исследование на колонке SPE с синтезированным оксидом графена ad FAAS для определения следовых количеств ионов Co (II) и Ni (II) в реальных образцах. Mater Sci Eng C 2015, 47, 114–22. Искать в Google Scholar

    [19] Лю Й, Ху Дж, Ли Й, Вэй Х.П., Ли Чжан X-S, Чен С.М., Чен XQ. Синтез углеродных точек, закрытых полиэтиленимином, для концентрирования и анализа проб пульпы на следовые количества хрома в пробах воды из окружающей среды. Таланта 2015, 134, 16–23. Искать в Google Scholar

    [20] Mendil D, Karatas M, Tuzen M.Разделение и концентрирование ионов Cu (II), Pb (II), Zn (II), Fe (III) и Cr (III) методом соосаждения без элемента-носителя и их определение в пробах продуктов питания и воды. Food Chem 2015, 177, 320–24. Искать в Google Scholar

    [21] Ozdemir C, Sacmaci S, Kartal S. Процедура соосаждения для определения некоторых металлов в образцах пищевых продуктов и окружающей среды с помощью пламенной атомно-абсорбционной спектроскопии. Анальные методы 2013, 5, 3977–83. Искать в Google Scholar

    [22] Байг Дж. А., Кази Т. Г., Эльчи Л., Африди Х. И., Хан М. И., Насир Х. М..Ультра-следовое определение Cr (VI) и Pb (II) с помощью пламенной атомной спектроскопии системы микроскопии проб в питьевой воде и очищенных и неочищенных промышленных сточных водах. J Anal Methods Chem 2013, ID: 629495, 1–8. Искать в Google Scholar

    [23] Yilmaz S, Tokaliglu S, Sahan S, Ulgen A, Sahan A, Soykan C. Концентрация / определение цинка в режиме онлайн из воды, биологических и пищевых образцов с использованием синтезированной хелатирующей смолы и пламенной атомной абсорбции спектрометрия. J Trace Elem Med Biol 2013, 27, 85–90.Искать в Google Scholar

    [24] Nascentes CC, Arruda MAZ, Nogueira ARA, Nobrega HA. Прямое определение Cu и Zn во фруктовых соках и коровьем молоке с помощью атомно-абсорбционной спектрометрии с термораспылительной пламенной печью. Таланта 2004, 64, 912–17. Искать в Google Scholar

    [25] Ferreira SLC, Lemos VA, Moreira BC, Spinola Costa AC, Santelli RE. Онлайн-система с непрерывным потоком для обогащения и определения меди с помощью пламенной атомно-абсорбционной спектроскопии. Анальный Чим Acta 2000, 403, 259–64.Искать в Google Scholar

    [26] Дина Дж. Атомизация летучих соединений для атомно-абсорбционной и атомно-флуоресцентной спектрометрии. На пути к идеальному распылителю. Spectrochim Acta Часть B 2007, 62, 846–72. Искать в Google Scholar

    [27] Кадир М.А., Ахмед М., Шахзад С. Определение алюминия электротермической атомизационной атомно-абсорбционной спектрометрией в сыворотке для характеристики токсичности гемодиализа. Анальный латыш 2015, 48, 147–53. Искать в Google Scholar

    [28] Журавлев, Захария А., Гусер С., Чеботарев А., Арабаджи М., Добрынин А., Прямое атомно-абсорбционное спектрометрическое определение мышьяка, кадмия, меди, марганца, свинца и цинка в образцах растительного масла и жира с графитовый фильтр-распылитель печи.J Food Compos Anal 2015, 38, 62–8. Искать в Google Scholar

    [29] Захария А., Журавлев А., Чеботарев А., Арабаджи М. Графитовый распылитель «Filter Furnance» с химическим модификатором Pd-Mg для прямого анализа пищевых продуктов с помощью электротермической атомно-абсорбционной спектрометрии. Food Anal Methods 2015, 8, 668–77. Искать в Google Scholar

    [30] Паренгам М., Джудпрасонг К., Шриануджата С., Джиттинадана С., Лаохароджанафанд С., Бусамонгко А. Изучение питательных веществ и токсичных бобовых с помощью инструментального нейтронно-активационного анализа и атомно-абсорбционной спектрофотометрии в графитовой печи.J Food Compos Anal 2010, 23, 340–5. Искать в Google Scholar

    [31] Кацков Д. Синхронная многоэлементная электротермическая атомно-абсорбционная спектрометрия с континуальным источником низкого разрешения: шаги на практике. Spectrochim Acta Часть B 2015, 105, 25–37. Искать в Google Scholar

    [32] Junior MM, Silva LO, Leao DJ, Ferreira SL. Аналитические стратегии определения кадмия в образцах бразильского уксуса с использованием ET AAS. Food Chem 2014, 160, 209–13. Искать в Google Scholar

    [33] Suzuki T, Miyada M, Otha K, Kaneco S, Mizuno T.Определение осмия в сточных водах методом атомно-абсорбционной спектрометрии в графитовой печи. Microchim Acta 1998, 129, 259–63. Искать в Google Scholar

    [34] Бурылин М.Ю. Особенности определения мышьяка в почвах электротермической атомно-абсорбционной спектрометрией с введением суспензий. J Anal Chem 2015, 70, 39–43. Искать в Google Scholar

    [35] Цалев Д.Л., Славейкова В.О., Лампугнани Л., Уливо А.Д., Георгиева Р. Перманентная модификация электротермической атомно-абсорбционной спектрометрии - достижения, ожидания и реальность.Spectrochim Acta Часть B 2000, 55, 473–90. Искать в Google Scholar

    [36] Piaścik M, Bulska E. Свойства электроосажденных благородных металлов как постоянных модификаторов для определения кадмия в присутствии минеральных кислот методом электротермической атомно-абсорбционной спектрометрии. Spectrochim Acta Часть B 2001, 56, 1615–23. Искать в Google Scholar

    [37] Волынский А.Б. Сравнительная эффективность модификаторов металлов платиновой группы в электротермической атомно-абсорбционной спектрометрии. Spectrochim Acta Часть B 2004, 59, 1799–821.Искать в Google Scholar

    [38] Piascik M, Pyrzyńska K, Bulska E. Определение содержания селена в моче человека методом электротермической атомно-абсорбционной спектрометрии. Chem Anal 2005, 50, 235–247. Искать в Google Scholar

    [39] Войцеховски М., Пясчик М., Бульска Э. Модификаторы благородных металлов для определения сурьмы атомно-абсорбционной спектрометрией в графитовой печи в биологических образцах. J Anal At Spectrom 2001, 16, 99–101. Искать в Google Scholar

    [40] Cal-Prieto MJ, Carlosena A, Andrade JM, Muniategui S, Lopez-Mahia P, Prada D.Изучение химических модификаторов для прямого определения сурьмы в почвах и донных отложениях ультразвуковым отбором проб пульпы - ETAAS с компенсацией D2. В Spectrosc 2000, 21, 93–99. Искать в Google Scholar

    [41] Барбоса Ф., Лима Э. К., Круг Ф. Дж., Определение мышьяка в отложениях и растворах почвы электротермической абсорбционной спектрометрией с использованием перманентного модификатора W-Rh. Аналитик 2000, 125, 2079–83. Искать в Google Scholar

    [42] Торок П., Земберёва М. Использование модификаторов W / Mg (NO3) 2 для прямого определения As и Sb в почвах, осадках сточных вод и отложениях методом электротермической атомно-абсорбционной спектрометрии с отбором твердых проб.Spectrochim Acta Часть B 2010, 65, 291–6. Искать в Google Scholar

    [43] Lima EC, Barbosa F Jr, Krug FJ, Silva MM, Vale MGR. Сравнение экстракции с помощью ультразвука, отбора проб суспензии и разложения с помощью микроволн для определения кадмия, меди и свинца в биологических пробах и осадках с помощью электротермической атомно-абсорбционной спектрометрии. J Anal At Spectrom 2000, 15, 995–1000. Искать в Google Scholar

    [44] Велц, Морс С., Карасек Э., Вейл М., Оркусс М., Беккер-Росс Х. Атомно-молекулярная абсорбционная спектрометрия с континуальным источником высокого разрешения - обзор.Appl Spectrosc Rev 2010, 45, 327–54. Искать в Google Scholar

    [45] Паз-Родригес Б., Домингес-Гонсалес М. Р., Абоал-Сомоса М., Бермехо-Баррера П. Применение атомной абсорбции пламени с непрерывным разрешением высокого разрешения в чае и тизане. Food Chem 2015, 170, 492–500. Искать в Google Scholar

    [46] Борхес А.Р., Беккер Э.М., Франсуа Л.Л., де Жезус А., Вале М.Р., Вельц Б., Дессуи М.Б., де Андраде Дж. Б.. Исследование спектральной интерференции при определении свинца в удобрениях и образцах известняка с использованием атомно-абсорбционной спектрометрии с континуальным источником в графитовой печи с высоким разрешением.Spectrochim Acta Часть B 2014, 101, 213–19. Искать в Google Scholar

    [47] da Silva DB, Junior MMS, Silva LOB, Portugal LA, Matos GD, Ferreira SLC. Определение кадмия в рисе электротермической атомно-абсорбционной спектрометрией с использованием алюминия в качестве постоянного модификатора. Анальные методы 2011, 3, 2495–500. Искать в Google Scholar

    [48] Becker-Ross H, Florek S, Heitmann U. Наблюдение, идентификация и коррекция структурированного молекулярного фона с помощью источника континуума AAS - определение селена и мышьяка в моче человека.J Anal At Spectrom 2000, 15, 137–41. Искать в Google Scholar

    [49] Охцу Н., Ашино Т., Кимура Х., Такада К., Ханава Т. Исследование аналитической процедуры определения следовых количеств ионов металлов в моделируемых жидкостях тела с помощью атомно-эмиссионной спектрометрии с индуктивно связанной плазмой. J Mater Sci Mater Med 2007, 18, 429–33. Искать в Google Scholar

    [50] Nomngongo PN, Ngila JC, Msagati TAM, Moodley B. Концентрация следовых мультиэлементов в образце воды с использованием смол Dowex 50W-x8 и Chelex-100 перед их определением с использованием атомно-эмиссионного излучения с индуктивно связанной плазмой спектрометрия.Phys Chem Earth 2013, 66, 83–88. Искать в Google Scholar

    [51] Garcia-Otero N, Barciela-Alonso MC, Dominguez-Gonzalez R, Herbello-Hermello P, Moreda-Pineiro A, Bermejo-Barrera P. Оценка электрофореза оффгелей, электротермической атомно-абсорбционной спектроскопии и индуктивно сопряженная плазменная оптическая эмиссионная спектроскопия для анализа следов металлов в белке морского планктона. Microchem J 2015, 119, 51–7. Искать в Google Scholar

    [52] Моенс Л. Применение масс-спектрометрии в анализе микроэлементов биологических материалов.Fresenius J Anal Chem 1997, 359, 309–16. Искать в Google Scholar

    [53] Семяновски О., Барабаш А., Кендзиорек М., Рущинская А., Бульска Е., Л. Вильямс, Д. Антосевич. Экспрессия HMA4 в табаке снижает накопление Cd из-за индукции апопластического барьера. J Exp Bot 2014, 63, 1125–39. Искать в Google Scholar

    [54] Barabasz A, Wilkowska A, Ruszczyńska A, Bulska E, Hanikenne M, Czarny M, Kramer U, Antosiewicz DM. Металлический ответ трансгенных растений томата, экспрессирующих Р1В-АТФазу.Physiol Plant 2012, 145, 315–31. Искать в Google Scholar

    [55] Кубадда Ф. Масс-спектрометрия с индуктивно связанной плазмой для определения элементов и их разновидностей в продуктах питания: обзор. Журнал AOAC Int 2004, 87 (1), 173–204. Искать в Google Scholar

    [56] Barbaste M, Robinson K, Guilfoyle S, Medina B, Lobinski R. Точное определение отношений изотопов стронция в вине с помощью мультиколлекторной масс-спектрометрии с секторным полем с индуктивно связанной плазмой (ICP-SF-MC-MS ). J Anal At Spectrom 2002, 17, 135–7.Искать в Google Scholar

    [57] Халиц Л., Сегал И., Йоффе О. Прямое определение РЗЭ в пресной воде с помощью ультразвукового распыления ИСП-МС. J Anal At Spectrom 1999, 14 (10), 1579–81. Искать в Google Scholar

    [58] Krachler M, Mohl C, Emons H, Shotyk W. Влияние процедур переваривания на определение редкоземельных элементов в образцах торфа и растений с помощью USN-ICP-MS. J Anal At Spectrom 2002, 17 (8), 844–51. Искать в Google Scholar

    [59] Simpson LS, Hearn R, Catterick T.Разработка высокоточного метода анализа Pd, Pt и Rh в автокатализаторах с использованием многоколлекторной ИСП-МС. J Anal At Spectrom 2004, 19, 1244–51. Искать в Google Scholar

    [60] Мур Ч., Девос В., Гучева М., Коблер Дж. Масс-спектрометрия с индуктивно связанной плазмой: универсальный инструмент для множества различных задач. Fresenius J Anal Chem 2000, 366, 159–164. Искать в Google Scholar

    [61] Bocca B, Alimonti A, Petrucci F, Violante N, Sancesario G, Forte G, Senofonte O.Количественное определение микроэлементов с помощью масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой в моче, сыворотке, крови и спинномозговой жидкости пациентов с болезнью Паркинсона. Spectrochim Acta Part B 2004, 559–66. Поиск в Google Scholar

    [62] Bocca B, Alimonti A, Forte G, Petrucci F, Pirola C, Senofonte O, Violante N. Высокопроизводительные процедуры микроволнового разложения для мониторинга нейротоксических элементов в жидкостях организма с помощью масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой. Anal Bioanal Chem 2003, 337, 65–70.Искать в Google Scholar

    [63] Ян Л., Ханг М., Лин С., Чен Д., Чжэн М. Анализ второстепенных и микроэлементов в грудном молоке с использованием масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (ИСП-МС). Microchim Acta 2003, 142, 85–88120. Искать в Google Scholar

    [64] Czauderna M, Kowalczyk J, Ruszczynska A, Bulska E, Boldizarova K, Niedzwiedzka KM, Ленг Л. Влияние диетических изомеров CLA на уровни селена, цинка, меди, хрома, магния и кальция у крыс печень. J Anim Feed Sci 2005, 14, 529–32.Искать в Google Scholar

    [65] Амманн А.А., Масс-спектрометрия с индуктивно связанной плазмой (ICPMS): универсальный инструмент. J Mass Spectrom 2007, 42, 419–427. Искать в Google Scholar

    [66] Becker JS. Анализ следов и ультраследований в жидкостях методом атомной спектрометрии. Trends Anal Chem 2005, 24, 243–54. Искать в Google Scholar

    [67] Todoli JL, Mermet JM. Элементный анализ жидких микрообразцов с помощью спектрохимии индуктивно связанной плазмы. Trends Anal Chem 2005, 24, 107–116.Искать в Google Scholar

    [68] Чайдук, Бартосевич I, Пышинска М., Хвастовска Дж., Польковска-Мотренко Х. Определение урана и отдельных элементов в польских диктионемовых сланцах и песчаниках с помощью ICP-MS. J. Radioanal Nucl Chem. 2013, 295, 1913–19. Искать в Google Scholar

    [69] Pereira JSF, Pereira LSF, Mello PA, Guimaraes RCL, Guarnieri RA, Fonseca TCO, Flores EMM. Вызванное микроволновым излучением сжигание сырой нефти для дальнейшего определения редкоземельных элементов с помощью USN-ICP-MS. Анальный Чим Acta 2014, 844, 8–14.Искать в Google Scholar

    [70] Kunze J, Koelling S, Reich M, Wimmer MA, ICP-MS определение титана и циркония в сыворотке крови человека с использованием ультразвукового распылителя с десольваторной мембраной. В Spectrosc 1998, 19, 164–7. Искать в Google Scholar

    [71] Окамото Ю. Прямое определение свинца в биологических образцах методом электротермического испарения масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (ETV-ICP-MS) после плавления в печи кювета-вольфрамовая лодочка. Fresenius J Anal Chem 2000, 367, 300–5.Искать в Google Scholar

    [72] Тернер Дж., Хилл С.Дж., Эванс Э.Х., Фирман Б., Вольф Бриче CSJ. Точный анализ селена в воде и сыворотке с помощью ETV-ICP-MS с изотопным разведением. J Anal At Spectrom 2000, 15, 743–746. Искать в Google Scholar

    [73] May TW, Wiedmeyer RH. Таблица многоатомных интерференций в ICP-MS. На Spectrosc 1998, 19, 150–5. Искать в Google Scholar

    [74] Войцеховски М., Крата А., Бульска Э. Определение изотопного профиля ртути с помощью масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой: возможности и ограничения.Chem Anal Warsaw 2008, 53, 797–808. Искать в Google Scholar

    [75] Ebdon L, Fisher AS, Worsfold PJ, Crews H, Baxter M. Устранение помех при анализе биологических материалов в режиме онлайн с помощью масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой с инжекцией потока. J Anal At Spectrom 1993, 8, 691–5. Искать в Google Scholar

    [76] Фенг X, Ву С., Вармби А., Виттмайер А. Переваривание в микроволновой печи стандартных эталонных материалов растений и зерна в азотной и плавиковой кислотах для многоэлементного определения с помощью масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой.J Anal At Spectrom 1999, 14, 939–46. Искать в Google Scholar

    [77] Tanner SD. Характеристика ионизации и подавления матрицы в масс-спектрометрии с индуктивно связанной холодной плазмой. J Anal At Spectrom 1995, 10, 905–21. Искать в Google Scholar

    [78] Моенс LJ, Vanhaecke FF, Bandura DR, Baranov VI, Tanner SD. Устранение изобарных помех в ИСП-МС с использованием химии ион-молекулярных реакций: определение возраста магматических пород Rb / Sr, тематическое исследование. J Anal At Spectrom 2001, 16, 991–4.Искать в Google Scholar

    [79] Бандура Д.Р., Баранов В.И., Таннер С.Д. Химия реакций и столкновительные процессы в многополюсных устройствах для разрешения изобарических помех в ICP-MS. Fesenius J Anal Chem 2001, 370, 454–470. Искать в Google Scholar

    [80] Баранов В.И., Таннер С.Д. Ячейка с динамической реакцией для масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (ICP-DRC-MS). Часть 1. Вклад энергии высокочастотного поля в термодинамику ионно-молекулярных реакций. J Anal At Spectrom 1999, 14, 1133–1142.Искать в Google Scholar

    [81] Хаттендорф Б., Гюнтер Д. Характеристики и возможности ИСП-МС с динамической реакционной ячейкой для сухих аэрозолей и лазерной абляции. J Anal At Spectrom 2000, 15, 1125–1131. Искать в Google Scholar

    [82] de Boer JLM, Ritsema R, Piso S, van Staden H, van den Beld W. Практические аспекты и аспекты контроля качества многоэлементного анализа с квадрупольным ИСП-МС с особым вниманием к моче и цельная кровь. Anal Bioanal Chem 2004, 379, 872–880. Искать в Google Scholar

    [83] Castinera MM, Brandt R, Von Bohlen A, Jakubowksi N.Разработка методики многоэлементного определения микроэлементов в вине методом ICP-MS. Fresenius J Anal Chem 2001, 370, 553–558. Искать в Google Scholar

    [84] Bjorn E, Krech W. Неспектральные интерференционные эффекты в масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой с использованием высокой эффективности прямого впрыска и микроконцентрического распыления. J Anal At Spectrom 2001, 16, 4–11. Искать в Google Scholar

    [85] Sariego-Muniz C, Marchante-Gayon JM, Garcia Alonso JI, Sanz-Medel A.Сравнение электротермической атомно-абсорбционной спектрометрии, квадрупольной масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой и масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой с двойной фокусировкой и сектором для определения алюминия в сыворотке крови человека. J Anal At Spectrom 1998, 13, 283–7. Искать в Google Scholar

    [86] Ruiz Encinar J, Garcia Alonzo JI, Sanz-Medel A, Main S, Turner PJ. Сравнение квадрупольной, двойной фокусировки и мультиколлекторной ИСП-МС. Часть II. Оценка общей комбинированной неопределенности при определении свинца в биологических матрицах путем изотопного разбавления.J Anal At Spectrom 2001, 16, 322–6. Искать в Google Scholar

    [87] Родушкин И., Одман Ф., Брант С. Многоэлементный анализ цельной крови методом масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой высокого разрешения. Fresenius J Anal Chem 1999, 364 (4), 338–46. Искать в Google Scholar

    [88] Barbaste M, Halicz L, Galy A, Medina B, Emteborg H, Adams FC, Lobinski R. Оценка точности определения соотношения изотопов свинца в вине методом ICP MS с использованием квадрупольного, мультиколлекторного магнитный секторный и времяпролетный анализаторы.Таланта 2001, 54, 307–17. Искать в Google Scholar

    [89] Sariego-Muniz C, Marchante-Gayon JM, Garcia Alonso JI, Sanz-Medel A. Точное определение железа, меди, цинка в сыворотке крови человека с помощью анализа изотопных разведений с использованием двойной фокусировки ICP-MS. J Anal At Spectrom 1999, 14 (9), 1505–10. Искать в Google Scholar

    [90] Park CJ, Suh JK. Определение микроэлементов в рисовой муке методом масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой изотопного разведения. J Anal At Spectrom 1997, 12, 573–577.Искать в Google Scholar

    [91] Kent AJR, Jacobsen B, Peate DW, Waight TE, Baker JA. Изотопное разбавление MC-ICP-MS анализ редкоземельных элементов геохимических эталонных материалов NIST SRM 610, NIST SRM 612, NIST SRM 614, BHVO-2G, BHVO-2, BCR-2G, JB-2, WS-E, W-2 , АГВ-1 и АГВ-2. Geostand Geoanal Res 2004, 28 (3), 417–29. Искать в Google Scholar

    [92] de Bievre P, Масс-спектрометрия с изотопным разбавлением. Tech Instrum Anal Chem 1994, 15, 169–183. Искать в Google Scholar

    [93] Heumann KG.Масс-спектрометрия с разбавлением изотопов (IDMS) элементов, Mass Spectrom Rev 1992, 11, 41–67. Искать в Google Scholar

    [94] Вагнер Б., Йендрал В. Открытая ячейка для абляции для исследований исторических объектов методом LA-ICP-MS . J Anal At Spectrom 2011, 26, 2058–63. Искать в Google Scholar

    [95] Дивакар П.К., Гонсалес Дж.Дж., Харилал С.С., Руссо Р.Э., Хассанейн А. Сверхбыстрая лазерная абляция ICP MS: роль размера пятна, плотности потока лазерной энергии и повторения в интенсивности сигнала и фракционировании элементов. J Anal At Spectrom 2014, 29, 339–46.Искать в Google Scholar

    [96] Писонеро Дж., Фернандес Б., Гюнтер Д., Критическая версия GD-MS, LA-ICP-MS и SIMS как неорганических масс-спектрометрических методов для прямого анализа твердых веществ, Журнал аналитической атомной спектрометрии 2009, 24 , 1145–60. Искать в Google Scholar

    [97] Pozebon, Sheffler GL, Dressler VL, Nunes MAG. Обзор применения масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой с лазерной абляцией для анализа биологических образцов. J Anal At Spectrom 2014, 29, 2204–28.Искать в Google Scholar

    [98] Wagner B, Nowak A, Bulska E, Hametner K, Günther D. Критическая оценка элементного состава эталонных археологических стекол с помощью LA-ICP-MS. Anal Bioanal Chem 2012, 402, 1667–1677. Искать в Google Scholar

    [99] Durrant SF, Ward NI. Недавние биологические и экологические применения лазерной абляции масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (LA-ICP-MS). J Anal At Spectrom 2005, 20, 821–9. Искать в Google Scholar

    [100] Wagner B, Garboś S, Bulska E, Hulanicki A.Определение железа и меди в старых рукописях путем отбора проб шлама в графитовой печи атомно-абсорбционной спектрометрии и масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой с лазерной абляцией. Spectrochim Acta Часть B 1999, 54, 797–804. Искать в Google Scholar

    [101] Syta O, Rozum K, Choińska M, Zielińska D, ukowska Z, Kijowska A, Wagner B. Аналитическая процедура характеризации средневековых настенных росписей с помощью рентгеновской флуоресцентной спектрометрии, лазерная абляция с индуктивной связью плазменная масс-спектрометрия и рамановская спектроскопия.Spectrochim Acta Часть B 2014, 101, 140–148. Искать в Google Scholar

    [102] Cagno S, Cosyns P, Van der Linden V, Schalm O, Izmer A, Deconinck I, Vanhaecke F, Nowak A, Wagner B, Bulska E, Nys K, Janssens K. Данные о составе большая коллекция черного римского стекла. Открытый журнал J Archaeometry 2013, 1. DOI: 10.4081 / 4964. Искать в Google Scholar

    [103] Орельяна Ф.А., Гальвез К.Г., Ролдан М.Т., Гарсиа-Руис К. Применение масс-спектрометрии с лазерной абляцией и индуктивной связью плазмы в химическом анализе судебно-медицинских доказательств.Тенденции Anal Chem 2013, 42, 1–33. Искать в Google Scholar

    [104] Беккер Дж. С., Матуш А., Ву Б. Масс-спектрометрия с биовизуализацией микроэлементов - недавний прогресс и применение LA-ICP-MS: обзор. Анальный Чим Acta 2014, 835, 1–18. Искать в Google Scholar

    [105] Shortreed M, Bakker E, Kopelman R. Миниатюрный натрий-селективный ионообменный оптод с флуоресцентными хромоионофорами pH и настраиваемым динамическим диапазоном. Anal Chem 1996, 68, 2656–62. Искать в Google Scholar

    [106] Bakker E, Diamond D, Lewenstam A, Pretsch E.Ионные датчики: текущие ограничения и новые тенденции. Anal Chim Acta 1999, 393, 11–18. Искать в Google Scholar

    [107] Gyurcsanyi RE, Pergel E, Nagy R, Kapui I, Thu Lan BT, Toth K, Bitter I, Lindner E. Прямые доказательства ионных потоков через ионоселективные мембраны: сканирующая электрохимическая микроскопия и потенциометрическое исследование. Anal Chem 2001, 73, 2104–111. Искать в Google Scholar

    [108] Муньос Э., Палмеро С. Анализ и видообразование мышьяка с помощью потенциометрии удаления: обзор. Таланта 2005, 65, 613–20.Искать в Google Scholar

    [109] Pergel E, Gyurcsanyi RE, Toth K, Lindner E. Пределы обнаружения пикомоляров с поляризованными по току ионоселективными мембранами Pb2 +. Anal Chem 2001, 73, 4249–53. Искать в Google Scholar

    [110] Sbhanardakani S, Tayebi L, Farmany A, Cheraghi M. Анализ микроэлементов (Cu, Cd и Zn) в мышцах, жабрах и тканях печени некоторых видов рыб с использованием анодной вольтамперометрии. Оценка экологического мониторинга 2013, 184, 6607–6611. Искать в Google Scholar

    [111] Zhao C, Lui H, Wang L.Одновременное определение Pb (II) и Cd (II) с помощью электрода, модифицированного электрополимеризованной тиадазольной пленкой. Анальные методы 2012, 4, 3586–92. Искать в Google Scholar

    [112] Ivandini TA, Sato R, Makide Y, Fujishima A, Einaga Y. Электрохимическое определение мышьяка (III) с использованием имплантированных иридием алмазных электродов, легированных бором. Anal Chem 2006, 78, 6291–8. Искать в Google Scholar

    [113] Alves GMS, Magalhaes JMCS, Salaun P, van der Berg CMG, Soares HMVM. Одновременное электрохимическое определение мышьяка, меди, свинца и ртути в незагрязненных пресных водах с помощью вибрирующего золотого микропроволочного электрода.Анальный Чим Acta 2011, 703, 1–7. Искать в Google Scholar

    [114] Сезгин HV, Gokcel HI, Dilgin Y. Адсорбционное анодное строппинг-вольтамперометрическое определение сурьмы (III) на стеклоуглеродном электроде с использованием ривастигина в качестве нового химического рецептора. Актуаторы Sens B Chem 2015, 209, 686–94. Искать в Google Scholar

    [115] Prasad BB, Jauhari D, Verma A. Полимер с двойным ионным отпечатком, внедренный в золь-гелевую матрицу для одновременного ультраследового анализа кадмия и меди. Таланта 2014, 120, 398–407.Искать в Google Scholar

    [116] Santos LB, de Souza MTF, Paulino AT, Garcia EE, Nogami EM, Garcia JC, de Souza NE. Определение алюминия в ботанических образцах методом адсорбционной катодной вольтамперометрии в виде комплекса Al-8-гидроксихинолин. Microchem J 2014, 112, 50–5. Искать в Google Scholar

    [117] Локателли К. Каталитически-адсорбционное вольтамперометрическое определение ультра-следов иридия (III). Применение в пресной и морской воде. Таланта 2011, 85, 546–50. Искать в Google Scholar

    [118] Salaun P, Gibbon-Walsh K, van den Berg CMG.За водородной волной: новые рубежи в обнаружении микроэлементов с помощью инверсионной вольтамперометрии. Anal Chem 2011, 83, 3848–56. Искать в Google Scholar

    [119] Aouarram A, Galindo-Riano MD, Garcia-Vargas M, Stitou M, El Yousfi F, Espaa-Bellido E. Эффективный подход к разработке и оптимизации анализа Ni (II) с помощью AdCSV в морской воде. Таланта 2010, 82, 1749–56. Искать в Google Scholar

    [120] Ван Дж. Электрохимическое обнаружение для аналитических систем на микромасштабах: обзор.Таланта 2002, 56, 223–31. Искать в Google Scholar

    [121] Монтичелли Д., Лаглера Л. М., Капрара С. Миниатюризация в вольтамперометрии: анализ ультрамикроэлементов и видообразование с 20-кратным уменьшением размера образца. Таланта 2014, 128, 273–7. Искать в Google Scholar

    [122] Strange RW, Feiters MC. Биологическая рентгеновская абсорбционная спектроскопия (BioXAS): ценный инструмент для изучения микроэлементов в науках о жизни. Curr Opin Struct Biol 2008, 18, 609–16. Искать в Google Scholar

    [123] Matsumoto E, Simabuco SM, Perez CA, Nascimento VF.Анализ атмосферных частиц методом полного отражения синхротронного излучения (SR-TXRF). Рентгеновский спектр 2002, 31, 136–14. Искать в Google Scholar

    Определение и значение следового элемента

    Примеры "микроэлемента" в предложении

    микроэлемент

    Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Подробнее… Почему нам должно быть мало этого важного микроэлемента?

    Chaitow, Leon Body Odor (1994)

    Достаточно сказать, что для большинства людей пища является важнейшим источником микроэлементов.

    Stanway, Dr Andrew Miracle Micronutrients (1987)

    Марганец является важным микроэлементом, необходимым для мозга и нервной системы.

    Martlew, Gillian & Silver, Shelley (ред.) Аптечка - семейный справочник по рецептурным лекарствам (1988)

    Вероятно, что в ближайшие годы появятся и другие важные микроэлементы.

    Mumby, Keith The Allergy Handbook (1988)

    Водоросли содержат все микроэлементы, необходимые животным и человеку.

    Thompkins, Peter, Bird, Christopher Secrets of the Soil (1990)

    Цинк - это микроэлемент, который необходим для широкого спектра химических реакций в организме.

    Макинтайр, Энн М. Э. Синдром поствирусной усталости - как с этим жить (1989)

    Большинство наших продуктов сегодня так или иначе обрабатываются, но наиболее значительная потеря микроэлементов происходит во время очистки.

    Stanway, Dr Andrew Miracle Micronutrients (1987)

    В детстве и юности возрастает потребность во многих микроэлементах, поскольку они необходимы для роста.

    Stanway, Dr Andrew Miracle Micronutrients (1987)

    Цинк Цинк - один из важнейших микроэлементов в организме человека.

    Чайтоу, Леон Рабочая тетрадь по ударной усталости - как определить причины (1988)

    В таблице 1 показано, сколько различных микроэлементов нам нужно и сколько мы получаем.

    Stanway, Dr Andrew Miracle Micronutrients (1987)

    Подробнее ...

    Как и многие другие микроэлементы, абсорбция очень плохая, особенно из таблеток.

    Stanway, Dr Andrew Miracle Micronutrients (1987)

    Медь Хотя в небольших количествах медь является важным микроэлементом, в больших количествах она может быть токсичной.

    Риджуэй, Рой, заботящийся о своем нерожденном ребенке (1990)

    Последнее глупо, потому что, как мы уже видели, многие микроэлементы конкурируют друг с другом в кишечнике.

    Stanway, Dr Andrew Miracle Micronutrients (1987)

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *